Что делает психотерапевт на сессии?

Содержание
  1. Как работает психотерапевт и психотерапия? Что делает психолог? Правила и терапевтический контракт
  2. Первая встреча: знакомство психолога и клиента
  3. Основные условия терапевтического контракта
  4. Терапевтический запрос
  5. Как же проходит психотерапия?
  6. Когда же заканчивается психотерапия?
  7. Почему некоторые психологи эффективнее других?
  8. Опытные терапевты менее эффективны?
  9. Вот, что на сегодняшний день мне лично кажется принципиально важным для успеха терапии
  10. Что такое психотерапия: частые вопросы и честные ответы. Статья. Психотерапия. Самопознание.ру
  11. Зачем нужна психотерапия?
  12. Что происходит на психотерапии?
  13. Что такое сопротивление в психотерапии?
  14. Сколько длится сессия психотерапевта?
  15. Как часто проходят сессии психотерапии?
  16. Между сессиями психотерапии как помочь себе?
  17. Как всё устроено: Работа психотерапевта
  18. О стереотипах
  19. О клиентах
  20. О некомпетентности
  21. О методах
  22. О заработке
  23. О правилах и этике
  24. О проблемах и их решении
  25. Терапевтическая сессия или консультация с психологом – что это такое и зачем нужно?
  26. Кому показано проходить терапевтические сессии?
  27. С чем человек может прийти к терапевту?
  28. Как проходит сессия?
  29. Какой результат обычно бывает у сессии
  30. Тренинг или индивидуальная работа?
  31. Как выбрать своего специалиста?

Как работает психотерапевт и психотерапия? Что делает психолог? Правила и терапевтический контракт

Что делает психотерапевт на сессии?

Хочу еще раз поговорить о том, как происходит психотерапия и что делает психолог, что такое психологический контракт. Эта информация будет полезна тем, кто еще не имеет опыта обращения за психологической помощью и психологических консультаций.

Первая встреча: знакомство психолога и клиента

На первой встрече происходит знакомство, в ходе которого выясняется жизненный контекст клиента, оговаривается психологический контракт на работу, формулируется первичный запрос.

Первая встреча важна с точки зрения установления контакта и сбора первичной информации, а также договоренностей о правилах дальнейшей работы. Любые отношения начинаются со знакомства, и психотерапия не исключение.

В ходе терапии будут развиваться и ваши отношения с терапевтом, вы будете сближаться, и ваше общение будет становиться все более доверительным.

Особенно хочется обратить внимание на те случаи, когда клиенты звонят, чтобы выяснить информацию и больше не перезванивают, либо записываются впервые на консультацию и не приходят, предварительно не уведомив, или предупредив за пару часов до встречи.

С одной стороны, можно понять высокую степень тревожности людей, которые впервые в своей жизни решили обратиться и позвонить психологу, но с другой стороны, хочется элементарного уважения к себе и своей профессии.

Записываясь к специалисту, будущим клиентам стоит понимать, что время приема расписано, терапевт специально вас ждет, помещение оплачено, а подобными действиями вы обесцениваете, и работу психотерапевта, и его самого.

Если вы с самого начала вашего знакомства со специалистом (с первого звонка) позволяете себе нарушать достигнутые договоренности, то о каком серьезном отношении может идти речь? Вы не цените других, их работу и ваши договоренности, вы не следуете своим намерениям и не готовы взять минимальные обязательства (придти в оговоренный день и час)!

Основные условия терапевтического контракта

Психологический контракт – это устная договоренность психотерапевта и клиента о намерении продолжить работу в рамках определенных взаимных обязательств. Обычно, контракт заключается на 10 встреч – это тот минимум, который может обеспечить желаемый результат психотерапии.

Периодичность – 1-2 раза в неделю (большие промежутки сказываются на качестве терапевтического процесса, меньшие промежутки возможны в острых кризисных ситуациях, либо когда есть желание сделать процесс интенсивнее).

Важно понимать, что это не гарантия получения результата, это тот минимальный срок, который необходим для изменений и закрепления терапевтического эффекта. В противном случае, часто происходит «откат» обратно.

К психологическому контракту относится договоренность о стоимости услуг, периодичность встреч, продолжительность, правил посещения, пропусков и пр.

Формирование стоимости услуг в частной психологической практике происходит под влиянием различных факторов (квалификация самого терапевта, затраты на помещение и рекламу, средняя стоимость услуги на рынке). Средняя цена в г. Минске может сильно отличаться: от 10 до 50 $ за час работы.

Я скептически отношусь к бесплатным консультациям, поэтому никогда не искал себе бесплатного дантиста, парикмахера, портного, юриста и других хороших специалистов (бесплатные консультации могут оказать исключительно в государственных медицинских центрах, но и это связано с некоторыми ограничениями).

У различных специалистов имеются свои правила, к таким можно отнести:

время на встречу (Стандартное время сессии 50 мин, ни больше, ни меньше. По обоюдной договоренности, вы можете увеличить время сессии, но, как показывает практика, 50 минут достаточно);

опоздания (Если вы договорились о точном времени вашего визита, значит сессия начинается именно в это время, ваше опоздание на сессию входит в стоимость услуги. Постарайтесь приходить вовремя, точно в назначенное время!);

оплата пропусков (Существует крайний срок предупреждения о переносе встречи, как правило, не позднее суток. Если вы по каким-то причинам не смогли вовремя предупредить о своем отсутствии, или переносе встречи, это время все равно оплачивается в полном размере.

 Для некоторых, подобное правило кажется слишком суровым, но, зачастую,  это единственный способ сохранить терапевтические границы между терапевтом и клиентом, иначе причин не придти найдутся  десятки.  Потери несет ваш терапевт, который уже не может предложить освободившееся время для другого клиента, и это будет сказываться на его отношении к вам.

В конце концов, покупая, например, спортивный абонемент, нигде не возмещают стоимость ваших пропусков. );

обязательные две последние встречи (Вы имеете право покинуть терапию в любой момент, но прежде чем это сделать, сообщите своему психологу о вашем намерении прекратить ваши встречи, дайте возможность завершить отношения, не убегая привычным для вас способом);

степень своего откровения и доверия контролируете только вы;
– какими бы хорошие и доверительные отношения не возникали между терапевтом и клиентом, какие бы интимные вопросы не обсуждались, однако этим отношениям не суждено стать дружескими или личными, как это принято в повседневной жизни, в противном случае терапия заканчивается;

встречи проходят на территории психолога, как правило, выезды на дом не практикуются, только если речь идет о не ходящих клиентах.

Терапевтический запрос

Говоря о запросе на терапию (или выражаясь языком житейской психологии «формулирование проблемы»), следует говорить именно о «первичном запросе», потому что в ходе терапии этот запрос может измениться или потерять свою актуальность. Это происходит по причине того, что клиенты часто приходят с собственным представлением о причинах своих проблем, но в ходе работы, фокус внимания смещается на другие аспекты жизни, которые ранее не замечались клиентом, и они оказываются более значимые.

Поэтому не так важно, чтобы вы могли сформулировать четко свою проблему, важнее ваше намерение и желание что-то с этим сделать.  В конце концов, ваш психолог задаст уточняющие вопросы, и вы сможете сформулировать свой запрос, с которым продолжите вместе работать. Но это то, с чего вы обязательно начнете работать.

Жизненный контекст также важен для психотерапии как и запрос. Эта та система отношений и событий, в которой живет клиент, и которые оказывают существенное влияние на его жизнь. Именно на фоне этого контекста и проявляются те проблемы, которые, обычно, приводят на психотерапию.

Важно понимать, что мы не в силах поменять контекст (хотя, можно переехать в другую страну, развестись или уволится с работы), но можем принципиально поменять свою связь с этим контекстом, ослабив влияние определенных факторов, обретая больше свободы и независимости.

Для уточнения контекста, ваш терапевт будет задавать вам вопросы относительно вашей жизни, семьи, отношений, фактов биографии и прочего.

Как же проходит психотерапия?

Здесь я могу рассказывать об этом в рамках той психологической школы и рамках той концепции, в которых я работаю. Речь идет о гештальт-походе.

Важно знать, что практически любое направление будет эффективным и будет работать, если с вами работает профессионал, хотя их методы могут сильно отличаться.

Нет «хороших и плохих» психотерапий, есть непрофессиональный подход, поэтому не важно: в рамках гештальт-терапии, психоанализа, бихевиоризма или экзистенциального подхода будет осуществляться психотерапия, важнее кто ее проводит.

В рамках гештальт-терапии мы будем с вами общаться, говорить о том, что вас волнует, я буду обращать внимание на некоторые нюансы и на то, что происходит в нашем с вами контакте. Два человека сидят друг на против друга и беседуют.

Мы будем говорить о том, как вы это переживаете, как вы к этому относитесь, что вы чувствуете, каковы ваши актуальные желания.

В результате вы станете чуть больше осознавать про свою жизнь, сможете начать экспериментировать и пробовать новые способы.

Что-то вы будете делать самостоятельно, где-то я вас поддержу. Мы вместе будем определять силу и интенсивность желаемых изменений. Вы начнете замечать, как меняется ваш жизненный контекст и ваши отношения. Также будут меняться и наши с вами отношения и круг тех вопросов, которые мы будем затрагивать в наших беседах, т.к.

степень доверия и открытости тоже меняются. Иногда нужно будет выполнить определенные «домашние задании», которые я вам буду давать, иногда мы будем экспериментировать с новым опытом прямо на наших сессиях. Ключевым аспектом всех сессий будут являться ваши переживания и чувства.

 Вот как происходит психотерапия в рамках гештальт-подхода.


Когда же заканчивается психотерапия?

Это сложный вопрос. Обычно, это решаю вместе психолог и его клиент. Здесь нет определенных правил и критериев. Случается, что после достаточно длительной терапии (от полугода-года и более) клиент решает продолжить ее.

Существует так называемая «поддерживающая психотерапия», когда клиент после длительной работы с терапевтом, в последующем, с определенной периодичностью, обращается к нему, чтобы получить поддержку своим изменениям, поделиться своими наблюдениями, отреагировать какие-то переживания.

В других случаях клиент принимает решение окончить психотерапию, получив ожидаемый результат (удовлетворив свой запрос). Минимальное количество встреч, на которые следует ориентироваться – 10.

Случается, что в процессе психотерапии наблюдается кризис, и это может явиться точкой качественного изменения процесса терапии, но под воздействием разных факторов и сомнений, клиент расстается со своим терапевтом.

Чтобы нивелировать подобные факторы, в психологическом контракте оговаривается этот момент, и заключается соглашение на обязательные 2-3 встречи для завершения, даже после того, как клиент решит окончить терапию.

Это важно для понимания причин появления желания закончить психотерапию, и в случае необходимости, проработки с терапевтом этого момента. Возможно, это будет поворотный момент во всей психотерапии. Каждый случай индивидуален. В конце концов, дайте себе и своему терапевту возможность “нормально” завершить отношения.

Очень надеюсь, что эта информация поможет будущим клиентам продуктивнее строить свои отношения с психотерапевтом, а также снимет некоторые ожидания в отношении самой психотерапии.

почитать другие статьи:
что происходит в кабинете психолога
как выбирать себе психолога?
вопросы психологу
как работает коучинг и что это такое

набор в мужскую психотерапевтическую группу

Источник: https://adnosiny.by/geshtalt-terapiya/chto-takoe-psihoterapiya-i-kak-rabotaet-psiholog

Почему некоторые психологи эффективнее других?

Что делает психотерапевт на сессии?

Исследования подтверждают популярные в гуманистической традиции идеи, что критическое значение имеет способность психолога наладить с клиентом отношения сотрудничества.

Клиентские факторы (идентификация себя как часть проблемы, мотивация к изменению, готовность  вкладываться в терапию, непосредственная вовлеченность на сессии и т.п.

), имеют 40% влияние на успех терапии, фактор отношений между клиентом и психологом – 30%, базовые положительные ожидания от курса консультаций – 15%, а конкретные методы и техники – 15 % (Duncan, 2004).

Другие исследователи приводят похожие данные: позитивные терапевтические отношения объясняют 60%  улучшений, вера психолога в используемый подход – 30%, в то время как сами используемые методы – всего 10% (Wampold, Bhati, 2004).

Логично думать, что большая компетентность способствует большей эффективности психолога. Однако исследования показывают, что едва ли существует какая-то связь между наличием большого опыта у психолога и эффективностью его работы для клиентов. Есть даже данные, что чем дольше профессионал ведет практику и чем больше обучения прошел, тем ниже его эффективность в работе.

Опытные терапевты менее эффективны?

Hiatt и Hargrave (1995) обнаружили, что терапевты, которые продемонстрировали в исследовании низкую эффективность, имеют более длительный опыт работы, чем терапевты, показавшие большую эффективность.

  Исследование также показало, что низкоэффективные психологи даже не подозревают о своей низкой эффективности, так как не обращаются за обратной связью клиентов, не проводят «follow up» сессии.

Ну и, пожалуй, революционное открытие – клиенты, терапевты которых регулярно проясняют с ними эффективность сессий, имеют меньшую вероятность того, что терапия повлияет в худшую сторону, и в 2 раза большую вероятность значимых изменений. Похоже, ничто другое в истории психотерапии не демонстрировало настолько высокое влияние какого-либо фактора  на эффективность!

Труднее всего найти способ измерить и «повысить» свою эффективность терапевтам гуманистического толка, хотя я знаю, что некоторые коллеги используют для этого структурирование первой сессии, резюме курса сессий и «проверочную» сессию спустя время.

Я соглашаюсь, что наработки когнитивно-поведенческих психологов крайне полезны в данном контексте, поэтому опиралась на них в работе с химически зависимыми и со-зависимыми в стационаре, и видела их высокую эффективность.

В моей же частной практике хорошо работала структурированная предварительная сессия, во время которой я разъясняла принципы своей работы и того, как происходят изменения в терапии, какие действия клиента и отношения между нами могут помочь процессу. Также значимым для первых сессий считаю прояснение целей терапии.

Я также вела записи каждой сессии, время от времени предлагала клиенту сделать срез курса из 10-15 встреч, а также просила клиентов выходить на связь через 1-3 месяца после окончания курса консультаций.

Неожиданным для меня, помню, стало открытие – если относиться к каждой сессии как к финальной, то энергии в работе у обоих из нас прибавляется и клиент ощущает больше ясности в том, куда двигаться дальше.

Вот, что на сегодняшний день мне лично кажется принципиально важным для успеха терапии

  1. Наличие у психолога ясного понимания подхода, в котором он работает и себя в этом подходе. Не просто вера, но убежденность в том, что этот подход действительно отлично работает (и неважно, насколько это правда).

    Понятно, что  все, кто окончил обучение в каком-либо подходе, владеет теорией – тут речь именно о внутреннем соответствии. Я встречала психологов, мировоззренческие установки которых шли вразрез с подходом, в котором они пытались практиковать, и, возможно, именно поэтому они были не удовлетворены своей работой.

  2. Тотальное бытие на стороне клиента. Даже тогда, когда нужна конфронтация, клиент должен видеть, что мы в одной команде. Это святое.
  3. Умеренность с повышением квалификации, семинарами и курсами, что ведет к “передозу”.

    В результате у многих в голове полная каша из разных направлений, подходов и методов – я знаю это со слов коллег, которых консультирую по личным и рабочим вопросам, а также от участников моих семинаров. Психология это не медицина или фармакология, где происходят еще открытия,  у нас мало что меняется.

    А вот вдохновение от наработок коллег, от увлеченных дискуссий с ними в кулуарах и удовольствие от полноты, «вкуса» своей собственной жизни – принципиально.

  4. Практическое умение вести терапевтическую беседу. На это стоит потратить год-другой после получения диплома и активно практиковать в работе.

    В глубинных подходах это диапазон вербальных и невербальных воздействий на ход общения, уровень присутствия клиента и изменения «внутри клиента». В поведенческих – гибкость в переключении между ключевыми зонами внимания на сессии (например, в ACT терапии – присутствие, принятие, следование главному).

    Кстати, это отличный инструмент работы в ситуациях, когда терапия завязла или когда клиент не может включиться достаточно – начать работать можно в любой из точек, нет никакой последовательной схемы, и свободно переключаться между ними. Не нужна никакая логика, потому что любая из  точек фокусирования будет на пользу.

    Чтобы было понятнее:

    Если клиент утрачивает мотивацию, можно начать с фокусирования на его главных целях, на том, что для него важно вообще и в настоящий момент в частности. Это по моему опыту хорошая отправная точка для большинства клиентов, но особенно для тех, кто пришел работать над взаимоотношениями или карьерными вопросами.

    Для клиентов в кризисе, панике хорошо подойдет начало с «заземлением» – телесным присутствием, дыханием.

    С переживающими потерю имеет смысл начать с выражения своего горя.

    Для тех, кто в целом продуктивно работает над своими целями, но оказался захвачен мыслями или растерян – фокусирование на настоящем моменте и так далее.

    Я находила полезным со всеми клиентами начинать с фокусировки на целях и ценностях, и если это не подходило, то двигалась дальше. Начинающим терапевтам,  кто часто теряет нить и перестает понимать, куда двигаться в сессии, это помогает обрести уверенность в том, что он делает.

  5. Регулярный совместный и раздельный срез улучшений клиента, его работы на сессиях, а также своей работы и состояния.
  6. Владение приемами работы с “трудными” клиентами.
  7. Чувствительность к своим собственным способам затягивать терапию.
  8. Наличие критериев  того, кого брать в работу, а кого нет.  Звучит странно, но у тех, кто делает правильный «отбор» клиентов, результаты автоматически лучше. Фактически это часть работы.

Источник: http://PsyPractice.ru/organizaciya-practiki/pochemu-nekotorye-psikhologi-ffektivnee-drugikh

Что такое психотерапия: частые вопросы и честные ответы. Статья. Психотерапия. Самопознание.ру

Что делает психотерапевт на сессии?

На вопрос “Что такое психотерапия, и как она работает?” каждый психотерапевт и психолог ответит вам по-разному. На мысли написать эту заметку меня натолкнула клиентка, которая задала очень важный, на мой взгляд, вопрос: что мы будем тут делать, и как происходит психотерапия?

По мере продвижения своей практики, я перестала задаваться этим вопросом и привыкла просто делать психотерапию, так, как я её чувствую и вижу. Это действительно работает и работает хорошо. Но очень важно понимать, что клиенты психолога — зачастую люди, с психологией никак не связанные.

И всё, что я делаю, для них — тёмный лес, непонятный и запутанный. Когда я услышала этот вопрос, я подумала о том, что понимание происходящего является важным условием доверия и безопасности. И вот я тут пишу вам свои мысли о том, что такое психотерапия.

Начнём, пожалуй, с того, чем психотерапия отличается от консультации психолога.

Я немного писала об этом в другой статье, но “повторение — мать учения”.

Психологическая консультация — это работа с ситуацией здесь и сейчас, с вашими эмоциями в ней и поиск решений. Это очень крутая штука, если вам нужно быстро принять важное решение, разобраться в происходящем и снять груз с души. Консультация психолога всё это может. Процесс консультирования может длиться от 1 до 10 встреч. Всё зависит от вашего запроса.

Я на консультациях уделяю время двум основным задачам — дать клиенту поддержку и помочь ему найти решение. Это помогает и облегчить моральное состояние, и прийти к нескольким вариантам решения.

Психотерапия же — процесс более глубокий и сложный. Она работает с тем, что мучает вас всю жизнь или, по крайней мере, долго. Психотерапевт, в зависимости от метода, работает с вашим прошлым, вашими глубокими переживаниями и делает это дольше, чем консультант. Я поделюсь своим опытом работы.

Психотерапия нуждается в более длительном времени. Время нужно для того, чтобы глубокая работа с вашими подсознательными механизмами была безопасной и эффективной.

Психика обычно выстраивает сложную конструкцию из защитных механизмов (отрицание, вытеснение), которые категорически нельзя “ломать”.

Их нужно очень аккуратно исследовать и снимать тогда, когда психика к этому готова. Они же не зря там появились.

Когда защиты снимаются — появляются те самые глубокие причины ваших сегодняшних проблем. Работа с каждой из них — это отдельный план и отдельный пласт. К примеру, недоверие в отношениях. Сталкиваясь с этой проблемой, я думаю о том, кто и когда предал клиента.

Как клиент справился тогда, и что делает сейчас, чтобы не быть преданным снова? Какие эмоции сейчас безопасны для него, а какие — нет? Какова степень доверия доступна клиенту? Каковы его потребности в отношениях, и что могу сделать я, чтобы через меня он учился быть в безопасном для себя контакте?

Ответ на каждый из этих вопросов — это отдельное исследование вашей истории. Порой вопросы терапевта могут казаться странными или глупыми. Но ведь всё, что происходит в вашей жизни — это что-то, чего я как терапевт о вас не знаю. И каждая мелочь, которую вы уже не принимаете всерьёз, может оказаться той самой причиной.

Когда этап исследования пройден — наступает этап работы. В моей практике это глубокие погружения в опыт с принятием новых решений. Это проживание тех ваших тяжёлых событий, которые были тогда, в контакте со мной и с моей защитой.

Не пугайтесь, такое проживание — это работает как перезапись вашего опыта. Тогда вы не принимаете решение о жизни в панике и отчаянии (к примеру, “Я больше никогда не буду открываться мужчинам”), а делаете осознанный выбор заранее оговорённой и безопасной для вас модели поведения.

Модели, которая упирается в ситуацию. Такие погружения происходят не каждую сессию, чтобы вы успевали принимать новый опыт и испытывать его в жизни. В промежутках между погружениями мы говорим о том, как ваши новые решения и новые чувства, новые выборы и стратегии работают сейчас.

Будем корректировать их, анализировать и совершенствовать.

Как видите, психотерапия — это целый путь. Сколько он может длиться? Может, несколько месяцев, а может, несколько лет. Зависит от степени “раненности” клиента.

Я бы с удовольствием пообещала вам лёгкое и быстрое решение глубоких проблем, но это было бы враньём.

Вряд ли опыт насилия в течение многих лет… или полное отсутствие чувства собственной значимости… или психосоматические заболевания — вряд ли это работа на 5 встреч.

Готовя эту статью, я собрала ЧаВо о психотерапии, даю ответы, исходя только из своих личных соображений и опыта.

Итак…

Зачем нужна психотерапия?

Психотерапия нужна для того, чтобы избавиться от последствий прошлого травматического опыта и научиться жить по-другому, осознавая свои возможности и выбирая то, что важно. Глубокая психотерапия помогает избавиться от некомфортных чувств и ощущений — тревоги, внутренней спешки, тоски, страха, раздражительности, внутренней критики и др.

Кроме того, психотерапия как процесс — это опыт быть в отношениях (контакте) и быть значимым. Сейчас объясню. Чтобы вы могли строить здоровые отношения, вам нужно понять, как конкретно вы себя чувствуете, когда вас ценят, слышат и понимают. Такой формат отношений строится в терапии. В ней же вы потихоньку учитесь выбирать свои роли и заявлять о своих потребностях.

Это поможет вам разобраться, когда вы будете строить отношения вне кабинета.

Что происходит на психотерапии?

Психотерапия — это прежде всего контакт. Потому так важно выбрать не просто хорошего специалиста, но и человека, с которым вам комфортно.

Каждая сессия — это похоже на научное исследование. Сначала мы ищем причины и то, как это работает сегодня.

Затем мы анализируем ситуацию, другие подобные ситуации, вашу роль в них, ваши ощущения и привычные решения, исходы подобных ситуаций раньше. Это позволяет понять, что происходит.

Дальше мы пытаемся понять, почему происходит именно так и что бы было, если бы изменились незначительные детали (к примеру, если бы вместо сбегаем из отношений, вы в них оставались). Это позволяет понять, чего вы хотите избежать.

Затем мы ищем опыт, который сформировал весь этот механизм (к примеру, опыт отношений, где заявление о потребностях наказывалось). Это нужно, чтобы найти пусковой механизм и понять, где и как стоит поработать.

Дальше мы выбираем технику (их в психотерапии огромное множество), которая поможет проработать эту конкретную ситуацию. Иногда на это уходит несколько сессий, ведь каждый уникален, и нет одного инструмента на всех.

Когда в этом месте (в вашей душе и сознании относительно травмирующей ситуации) нет сильного напряжения, мы ищем альтернативный здоровый механизм. К примеру, разрешать себе не выбирать людей, которые будут жестоки. Мы в подробностях обсуждаем, как это можно сделать и чего не хватает. Работаем с этим, и вы получаете здоровую стратегию, без некомфортных чувств.

Когда это всё пройдено — вы можете решить закончить терапию, либо проработать другой пласт. Если вы принимаете решение заканчивать — я прошу три сессии. На первой мы вспоминаем, с чего начинали и какой был контракт (запрос и оговорённый способ терапии), на второй — говорим о результатах и о том, чего удалось достичь. Третья — это фактически прощание.

Кажется, что это недолго, но после такой объёмной работы нам обоим будет, что сказать. Прощание нужно для того, чтобы закрепить результат в сознании. Это как начертить карту пройденного пути, и, если что — вернуться к ней самостоятельно.

Что такое сопротивление в психотерапии?

С сопротивлением в терапии сталкивается 100% клиентов и терапевтов. Это говорит о психическом здоровье клиента. Почему? Потому что психотерапия — это как хирургическое вмешательство в психику. Процедура необходимая, но не сильно приятная.

Естественно, психика будет стремиться сохранить свою целостность и не допустить вмешательств.

Сопротивление обычно проявляется в редких непонятных заболеваниях чётко в лень сессии, внезапном ощущении, ятовье уже хорошо, просыпании сессий, опозданиях, агрессии во время встреч и обесценивании своих усилий в терапии.

Сопротивление — это попытка сохранить воспалённый аппендикс, который всё же является органом. Пусть больным и мешающим. Пусть у вас температура 40, и вы рвёте второй день. Психика также будет стремиться сохраниться в привычном, пусть и деформированном виде. Это нормально.

Что делать? Самое полезное — это прийти и уделить 1–2 сессии именно сопротивлению. Скажу языком транзактного анализа: сопротивление — это бунт внутреннего Ребёнка против внесения изменений в его привычный мир.

Чтобы о нём позаботиться и пройти эту операцию по удалению травмы — нужно дать безопасность, защиту, понимание и альтернативу. Это все даёт психотерапевт в работе с сопротивлением. Не стоит оставаться с ним в одиночестве.

Воспринимайте сопротивление как норму, работайте с ней.

Сколько длится сессия психотерапевта?

Классика психоанализа — 50 минут. Почему сессия психотерапии длится 50 минут — толком никто не объяснит. Я могу поделиться своими наблюдениями. В работе я иду за клиентом. Иногда я вижу, что клиенту нужно больше времени. И я его даю.

Что я замечала: люди с активной нервной системой, тревожные клиенты автоматически очень спешат. Сессия с ними, если не замедлять их, может длиться минут 20. Но. Их проблема как раз в этой скорости.

Чтобы проблему решить нужно научиться замедляться и жить, а не лететь. И, конечно, снять тревогу. С тревожными клиентами порой я контрастирую не 50 минут, а 80, с маленьким перерывом на 5 минут.

Это помогает тщательно поработать и не утомить клиента.

С людьми же, погруженными в себя и с медленной внутренней скоростью, я работаю 50 минут. Этого достаточно, чтобы сделать всё возможное и запланированное на одну сессию.

Моё личное объяснение сеттинга в 50 минут — это особенности функционирования мозга. Есть среднее время устойчивости внимания, есть скорость ослабления реакций и степень выносливости в эмоциональной работе. Всё это укладывается в период 40–60 минут.

Как часто проходят сессии психотерапии?

Вопрос этот индивидуальный. Я обычно предлагаю месяц работать по 50 минут раз в неделю и слушать себя. Бывает, что человеку мало, и он просит дополнительный час. Бывает, что внутренний аналитик работает очень быстро, и клиент просит сессию раз в две недели.

Для эффективности терапии важна не только периодичность, но и равные интервалы.

Всем известно, что мозг работает с определённым ритмом. Важно не вносить хаос в него, а встроиться. К примеру, сессии раз в 7–8 дней. Тогда мозг “привыкает” к анализу и работе через 7–8 дней, настраивается. А в промежутке происходит анализ и усвоение опыта. От клиентов я слышала и не раз, что отмены сессий или длительные перерывы ощущаются на первых этапах работы.

На самых интенсивных.

По мере продвижения, в терапии может понадобиться меньшее количество сессий, и это обязательно оговаривается. В этом случае также вырабатывается периодичность.

График терапии нужен ещё и для чувства Безопасности. Вам будет проще справляться с вашей жизнью, когда вы будете знать, что у вас есть гарантированное время для поиска решений.

Между сессиями психотерапии как помочь себе?

Изменения в психотерапии не случаются резко. Они постепенные. И, естественно, что в процессе будут происходить разные события вашей жизни. Если эти события неприятные, а до сессии ещё несколько дней, можно дать себе важную поддержку.

Мои клиенты имеют право экстренной связи — они могут звонить или писать мне в ситуациях, когда особенно тяжело. Я отвечаю на звонки и письма по мере возможности.

Кроме того, в начале терапии мы обсуждаем экстренные контакты (кто ещё может поддерживать). Если таковых нет — опять же, клиент может связаться со мной.

Обязательной частью терапии являются домашние задания на самоанализ. Их выполнение позволяет легче переносить те ситуации, которые раньше выбивали из колеи.

Клиент обязательно получает стратегии преодоления в экстренных ситуациях на терапии. К примеру, дыхательные техники при панических атаках, экстренный вызов специалистов, возможность безопасного реагирования на стрессовые ситуации.

Психотерапия — это маленькая жизнь, где каждый клиент получает возможность заново пройти важные этапы и принять на них новые правильные решения о себе, о других людях и о жизни.

Я надеюсь, что эта статья помогла вам немного больше понять, что такое психотерапия. Конечно, я делюсь только своим опытом. Но я уверена, что для многих коллег знакомо всё, что я описала.

Буду рада вашим откликам.

Источник: https://samopoznanie.ru/articles/chto_takoe_psihoterapiya_chastye_voprosy_i_chestnye_otvety/

Как всё устроено: Работа психотерапевта

Что делает психотерапевт на сессии?

Часто происходит путаница в терминах и люди не понимают, чем отличается психолог от психотерапевта, а психотерапевт от психиатра, например.

Если человек не помнит, кто он, не понимает, где находится, какое время года и сколько сейчас времени — это к психиатру. Они работают с психически больными людьми, у которых неправильно функционируют мозг, сосуды, нервная система, и от этого меняется характер, появляются галлюцинации. В этих случаях помогают в основном только таблетки и уколы.

Психолог и психотерапевт работают только со здоровыми людьми. Основное отличие между ними в том, что первый может помочь адаптироваться к той ситуации, которая у вас есть, а второй — помочь вам принципиально изменить ситуацию в лучшую сторону.

 Психологом может называть себя тот, кто получил высшее психологическое образование и сертификат, дающий право проводить индивидуальные консультации. Психолог может вас выслушать, покивать головой и спросить, как вы думаете решить эту проблему.

Он в основном работает с эмоциями: как показывает практика, люди не умеют их распознавать. Я, например, на тренингах включала запись, на которой одна и та же фраза произносилась с разными эмоциями. И спрашивала, что за эмоция сейчас? Все как один ошибались.

В идеале психолог — это помощник психотерапевта.

Психотерапевт — одна из самых высокооплачиваемых профессий в медицине, на уровне стоматолога, хирурга.

Он помогает исправить ошибки воспитания, улучшить жизнь, сделать карьеру, развить характер, разрулить сложные ситуации и выйти из стресса. Чтобы выучиться на психотерапевта, нужно потратить 12 лет жизни.

Это если учиться правильно: мединститут, ординатура по психиатрии и психологии, стажировки. Для сравнения, на нейрохирурга учатся семь-восемь лет.

О стереотипах

Представление о работе психотерапевта у многих сложилось под влиянием американских фильмов.

Сидят на диване муж с женой и, перебивая друг друга, рассказывают, что их друг в друге бесит, а психотерапевт, как арбитр, даёт слово то одному, то другому и выносит окончательный вердикт. Эта картина далека от российской реальности.

Конечно, иногда семейные пары обращаются вдвоём, но очень редко. В основном приходит человек более заинтересованный в сохранении отношений и более зрелый личностно.

У нас дурное название профессии и низкий уровень образованности населения, хотя мы не хотим это признавать. Но когда мочевина и моча — для людей одно и то же, то понятно, почему они не различают понятий «псих» и «психотерапевт». Для нас психология — это такая гороскопно-экстрасенсорная наука.

 В России никогда не уделялось достаточно внимания психологии, особенно если вспомнить советские времена. У нас роль психолога часто выполняет случайный попутчик в транспорте или соседка по лестничной клетке. Эмоциональная поддержка даёт временное облегчение, но не решает проблему.

А заодно вы получаете эмоциональную зависимость.

По статистике, каждый третий ходит по улице с тревожно-депрессивным расстройством, то есть в стрессе, и пытается справиться с плохим настроением самостоятельно, силой воли. А само оно не проходит.

 На Западе у людей больше доверия к таким специалистам, они добросовестнее относятся к рекомендациям и очереди к психотерапевту на полгода вперёд. Там, например, в квартире клиентов ставят видеокамеру, чтобы записать конфликты семьи, а потом пошагово разобрать ошибки вместе с психологом.

Это хороший метод, потому что люди, склонные причинять страдания другим, имеют свойство не замечать своих ошибок.

О клиентах

Приходят в основном люди с доходом намного выше среднего. Это топ-менеджеры, владельцы бизнеса, чиновники, это люди, у которых по два высших образования, аспирантура и три иностранных языка. Они понимают, что слово «психотерапия» — не то же самое, что «псих».

Чем выше финансовый уровень, тем больше человек готов тратить на психотерапию, потому что понимает, как сильно это влияет на жизнь. Есть среди моих клиентов и очень известные люди, у них те же проблемы, что у всех. Но им труднее довериться.

Им тяжелее морально из-за того, что они на порядок образованнее, в каких-то сферах успешнее и реже встречают искренность и порядочность в своей жизни, чем остальные.

Я, например, просто пообщавшись с любым человеком две-три минуты, могу практически безошибочно определить, есть ли у него проблемы и какие. Каждое слово, жест и мимика, каждая оговорка, даже как человек сидит, как реагирует на слова — всё это история о том, что с ним случилось. Психология — это математически точная наука, алгоритмы её очень сложны, но они есть.

О некомпетентности

Был скандал, когда мужик решил, что он зубной врач, купил себе домой кресло, проволочку, строительный цемент и всем соседям в подъезде начал предлагать свои услуги. На него подали в суд. Вот к такому попадёшь — потом вообще не будешь верить в стоматологов.

У нас сейчас в профессии таких вот с проволочкой очень много.

 90 % людей, которые назвались психотерапевтами, — это те, кто сходил на двухмесячные курсы непонятно куда, им дали бумажку, что они психологи, и они для большей убедительности назвали себя психолог-терапевт.

Несколько лет назад действовал закон, по которому любой врач — неважно, уролог, гинеколог или терапевт — мог пройти краткосрочные курсы и стать психотерапевтом.

Сейчас, слава богу, закон изменили и нужно всё-таки иметь базовое психотерапевтическое образование. У нас не принято проверять дипломы.

Если вы ко мне придёте, я вам достану пачку из 36 сертификатов, среди них будут из Королевского колледжа в Лондоне, сертификат об окончании ординатуры, который, кстати, каждые пять лет надо продлевать.

Человек платит вам не за время, когда с ним посидели, а за то, что вы 12 лет не целовались
у подъезда, а зубрили учебники

Человек же платит вам не за время, когда с ним посидели и покивали головой. Он платит за то, что вы 12 лет не целовались у подъезда, а зубрили учебники и все алгоритмы работы знаете. Вы должны дать человеку несколько вариантов решения проблемы и сказать, какой из них к какому результату приведёт.

 Например, человек год ходил к психотерапевту, разговаривал, специалист его слушал, но ничего не говорил, потому что тот, якобы, сам должен был подойти к решению проблемы. Вот это и есть некомпетентность.

Люди, которые к таким попали, говорят потом, что психологи сами ненормальные и эта наука непонятно о чём.

Люди, которые попали к профессионалам, потом их телефон передают из рук в руки.

Результат работы с грамотным психотерапевтом: устраиваешься на высокооплачиваемую работу, налаживаешь личную жизнь, у тебя нормализуются отношения с родителями, становишься более эмоционально открытым, способным на близость. Это результат 10−20 часов работы, не более.

Что там размазывать годами? Только если очень серьёзные травмы, когда над человеком было совершено насилие — тогда да. А так, бывает, ходишь к психологу, а он тебе все свои проблемы рассказал, а ты ему ещё деньги заплатил.

О методах

У психики человека есть структура, как в компьютере программы: они сложны, там есть признаки поломки на каждом уровне, методы починки.

Задача психотерапевта — определить уровни, где у человека сбой, дать программу и работать строго по ней: определённая последовательность вопросов и ответов, упражнений.

 Например, люди ругались годами, а после нескольких часов работы с грамотным специалистом перестали выносить друг другу мозг, потому что увидели взаимосвязь того, что они делают, с тем, что делали их родители.

Когда люди начинают осознавать, что постоянно копируют схемы поведения, они понимают всю ценность нашей науки. Мы похожи на компьютеры: как нас запрограммировали, так мы и работаем. Если нам поставили DOS, а мы хотим Windows, то надо идти к психотерапевту.

Если вам говорили много раз, что вы тупой и ни на что не способный, вы будете, даже будучи талантливым, сидеть и думать, а почему я так мало зарабатываю. Потому что у вас программа такая — «не добивайся успеха, не высовывайся, не доводи дело до конца».

Моя задача — чтобы человек это в себе заметил и исправил.

Каждое занятие с психотерапевтом строго расписано. У специалиста есть протокол работы, тема занятия, упражнения в заданной последовательности и упражнения, которые человек должен сделать дома. Есть два теста, по которым можно определить состояние нового клиента: тест Зунга и тест Шихана. Первый определяет наличие и уровень депрессии, второй — состояние тревоги.

Сильная тревога, например, это когда трудно уснуть, прокручиваешь в голове, кто что сказал и как тебя обидел, когда ватные ноги и потеют ладони, когда трудно вдохнуть и пустота в голове. Если у человека по тесту Зунга менее 48 баллов и по тесту Шихана менее 50 — всё не так запущенно, можно и по Skype проводить консультирование.

 Если показатели зашкаливают, я работаю только очно.

Когда клиент приходит ко мне первый раз, я прошу его принести на консультацию результаты этих тестов, сделать тест на социофобию, личностный опросник и другое.

У меня четыре минуты уходит на анализ этих данных, после этого я знаю, как человек будет реагировать на стресс, какая профессия ему подходит больше, находится ли он в предразводной ситуации.

Кстати, по вектору контактного влечения можно предсказать развод за четыре года.

Реальные перемены в жизни наступают через несколько месяцев, в среднем — через полгода. Клиенты звонят, приглашают в рестораны, спрашивают, можно мы вас всем будем рекомендовать. У нас все законы в психике, как и в теле, идут плавным наращиванием до критической точки, а потом — переход на новый уровень.

О заработке

Первое, что спрашивают, когда узнают, что я психотерапевт: а правда ли, что так много зарабатываете? Стоимость в Москве сегодня колеблется от 500 до 20 000 рублей за консультацию. Сеанс длится около часа, иногда дольше. Всё зависит от сложности запроса и от самой методики работы.

Весь курс составляет минимум 10 сеансов, в среднем 10−20, максимум 50−60. У меня консультация стоит дорого — 500 долларов, потому что я работаю на результат и решаю проблему максимум за 20 часов.

Но знаю, случается и такое, что,если у психотерапевта не много клиентов, он может растянуть всё на год.

О правилах и этике

В психотерапии существует два основных правила. Первое — никогда не работайте с родственниками и друзьями. Второе — пройдите личную терапию, без этого вы не имеете права консультировать. Родственники и друзья — это близкая вам система, а профессионализм подразумевает отстранённость.

Часто спрашивают, у тебя-то всё в порядке? Ты, говоришь, что нет, не всё, потому что я тоже живой человек, но у меня есть способы, я могу свои проблемы решить эффективнее и быстрее. «А у тебя в детстве вообще ничего не было?» Говоришь правду: проходила психотерапию, была фигня, залечила, поэтому на работе это не отражается.

В идеале психотерапевт должен пройти две-три тысячи часов личной терапии, чтобы не проецировать свои проблемы на клиента, и только потом его можно допускать к практике. Чтобы пройти столько часов личной терапии, надо быть богатым человеком, бедный не может себе этого позволить. Людей, которые не прошли личную психотерапию, клиенты начинают раздражать через полгода.

Нас обучают, как не вовлекаться в эмоциональный контакт, чтобы не было выгорания. Ты эмоционально общаешься, но тебя не трогают проблемы клиента. Во время работы я постоянно отслеживаю состояние своих мышц, и если они напряглись, значит проблема зацепила и я должна пройти сеанс личной терапии. Это позволяет вести по десять клиентов в день и не выгорать.

Есть слова, которые ранят, причиняют боль, есть слова, которые лечат. Профессионал не должен говорить «вам надо», «вы должны», «вот это неправильно», «вы обязаны» или начинать обвинять. Профессионал не использует заумных терминов, он может сложные термины объяснить просто.

Например, приходит ко мне мужчина на консультацию и говорит: зашёл к психологу, рассказал всю семейную ситуацию, дали совет: «Рефлексируйте архетипический прообраз прабабушки». Человек с двумя высшими образованиями ничего не понял, но постеснялся выглядеть идиотом.

В принципе, специалист правильно определил проблему: мужчина копирует те же модели, которые ему достались от прабабушки по материнской линии. Но основной признак профессионализма — это когда человек объясняет всё на языке, который понятен тебе.

О проблемах и их решении

Когда мы создаём семью, мы должны договориться по 40 пунктам. У каждого в голове есть свои представления о том, какой должна быть семья.

Например, у него представление — много вместе путешествовать, а у неё — сидеть дома. У него — чтобы жена чистила картошку, а у неё — чтобы муж.

Когда мы договариваемся об отношениях, то должны понять, подходим ли друг другу сексуально. У каждого есть свои закидоны.

В семейных проблемах всегда виноваты оба: если один создаёт проблему, то второй её терпит и не знает, как поступить, а значит поддерживает нездоровые отношения. В кабинет к психотерапевту семью, как правило, приводит жена, потому что женщины реже считают себя правыми и больше склонны к самоанализу. Мужчины часто имеют свойство считать правыми себя, даже когда явно неправы.

Когда учишь людей техникам управления эмоциями, они боятся, что будут как роботы.

Основное, чему я учу семьи, — это выражать свои ожидания, желания, неудовлетворённости напрямую, разговаривать друг с другом в позитивной, подкрепляющей, конструктивной манере о том, как достигать компромисса в семье.

Женщины часто пытаются решить, терпеть ли измену, пьянство, унижения мужа, если они финансово зависимы от него. Ещё часто просят: переделайте его или её, чтобы он или она любила меня так, как я хочу. Когда учишь людей техникам управления эмоциями, они боятся, что будут как роботы.

А ведь совсем нет, вы будете чувствовать то же самое, только сможете выбирать, орать вам на человека или сказать спокойно о том, что вас не устраивает. 

Я уже 12 лет консультирую семьи и всё чаще встречаюсь с вопросом о том, как сохранить отношения и быть финансово успешной при условии, что мужчина не готов принять успешность и независимость женщины. 

И наконец, мой «самый любимый» запрос от клиента: дайте мне таблетку, чтобы я ничего ни видела и не слышала, что творится у меня дома и на работе, и ничего не надо было делать, потому что это трудно.

Я отказываюсь работать с клиентами, которые снимают с себя ответственность за свою жизнь, а ждут, что психолог всё за них сделает.

Это инфантилизм, когда человек не хочет меняться сам, а требует перемен от партнёра.

Интервью: Светлана Гаврилова

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/city/126893-kak-vse-ustroeno-psihoterapevt

Терапевтическая сессия или консультация с психологом – что это такое и зачем нужно?

Что делает психотерапевт на сессии?

Одна из важнейших форм психологической работы – терапевтическая коуч-сессия. Что это такое? Это индивидуальная встреча со специалистом онлайн или очно, с проработкой конкретного запроса.

Очень часто сессию с терапевтом путают с индивидуальной консультацией психолога. Но это совсем разные вещи. Работа с психологом в классическом варианте – это разговор.

В процессе этого разговора можно выйти на важные озарения, узнать о себе и своей жизни много нового и важного. И в конечном итоге – изменить свою жизнь к лучшему.

Но это довольно спокойное и медленное взаимодействие, без глубокого погружения и мощных трансформаций (хотя, конечно, многое зависит от специалиста и его методик).

Сессия с терапевтом – гораздо более активная форма работы. Во время сессии проблемы не обсуждаются, а прорабатываются. Это делается при помощи различных методик – работы с метафорическими картами, терапии отправных точек, даже семейных расстановок прямо на сессии при необходимости.

Такая работа требует от специалиста гораздо большей ответственности. Но в то же время может дать гораздо более мощный результат.

Так, проблему, на которую с психологом потребовались бы десятки встреч с обсуждениями болезненных вопросов, терапевт может решить за одну или несколько сессий – просто за счет того, что обращается к более глубоким слоям психики. При этом ему не обязательно расспрашивать клиента о подробностях неприятных событий. Часто достаточно понимать текущее состояние человека и цель, к которой он хочет прийти.

Кому показано проходить терапевтические сессии?

Практически у каждого найдется тема для консультации у психолога или обсуждения на сессии –сложности есть у всех. Но главное для работы – наличие конкретного запроса. И желания этот запрос решить, разумеется.

Только сам человек может принять это решение. Если вы думаете о том, чтобы «отправить» на сессию своего мужа, маму или ребенка – это обычно не очень хорошая идея. Максимум, что имеет смысл – предложить  им это. Обращение к терапевту должно быть осознанным и самостоятельным шагом.

С чем человек может прийти к терапевту?

Проблема, с которой можно обратиться, может лежать в любой области:

  • Отношения с собой
  • Отношения в паре
  • Семейные отношения: с детьми, родителями, родственниками
  • Самооценка и уверенность в себе
  • Тревоги и страхи, внутренние противоречия
  • Финансовые вопросы
  • Блоки на пути достижения целей
  • Поиск своего дела и способа самореализации
  • Ощущение духовного, умственного или материального тупика
  • Вопросы, связанные со здоровьем и образом жизни

И так далее.

Важно! Терапевт не решает за вас проблемы и почти никогда не дает советы. Он ведет вас согласно вашим интересам и устремлениям, исходя из того, что слышит от вас и чувствует в вас.

Именно поэтому работа всегда начинается с запроса – то есть вы делаете первый шаг, а терапевт отвечает вам.

Разумеется, психолог может помочь вам сформулировать и уточнить запрос, более того, порой во время сессии запрос может измениться до неузнаваемости. О том, почему это происходит, читайте далее.

Как проходит сессия?

Какой-то стандартной схемы, по которой идет работа, не существует. Все мы разные и приходим с разными вопросами. Тем не менее, есть моменты, типичные для коуч-сессий.

Как правило, сессия начинается с запроса. Вы формулируете его так, как полагаете правильным, а дальше специалист может задавать наводящие вопросы или предлагать вам новые формулировки задачи, с тем, чтобы высветить неожиданные для вас стороны проблемы.

Большинство из нас не осознает, что именно стало глубинной причиной беспокойства или неудовлетворенности жизнью. Мы формулируем запрос в области отношений, а оказывается, что истинная причина – материальная сфера. Спрашиваем о самореализации, а приходим к сексуальности. И так далее. Задача терапевта – найти истинную причину беспокойства, показать ее клиенту и вместе проработать ее.

В конце сессии многие специалисты просят клиента подвести итоги – что он получил от занятия, насколько удовлетворен результатом. Это важно не только для обратной связи, но и для того, чтобы человек сам осознал и запомнил, что произошло.

Какой результат обычно бывает у сессии

Далеко не каждую проблему можно решить за один раз. Но облегчение обычно наступает очень быстро. Дело в том, что на сессии ведется проработка проблемы на трех уровнях – мыслей, чувств и инстинктов.

Кроме того, терапевт помогает снять запрет на чувства, который часто еще сильнее закручивает проблему.

Благодаря этому проходят перепады настроения, улучшается самочувствие, появляется ощущение гармонии и наполненности.

На уровне тела терапевт может очистить телесные реакции, которые держали человека в сценарии, может помочь избавиться от шаблонов поведения, которые мешали реагировать на события с пользой для себя.

Благодаря новому настрою позитивные перемены приходят быстрее, на пути остается меньше препятствий, становится проще достигать поставленных целей и получать желаемое.

Тренинг или индивидуальная работа?

Нас часто спрашивают, что лучше – заниматься на курсе или проходить сессии. Но ответа на этот вопрос не существует. Это самодостаточные способы работы, которые не заменяют, а дополняют друг друга. Прохождение тренингов, самостоятельные практики, индивидуальная проработка вопросов на сессиях – все эти способы изменить себя решают разные задачи.

На тренингах мы получаем максимум общей информации, которая относится к каждому из нас. Мы получаем систему знаний и нужные практики. Кроме того, групповая работа дает ощущение потока благодаря присутствию других учеников (даже если обучение проводится онлайн, поддержка все равно чувствуется и очень помогает не бросить занятия).

Самостоятельная работа необходима для закрепления результатов. Ведь чтобы новая модель поведения стала привычкой, ее нужно снова и снова повторять, а чтобы полученные знания стали своими, их необходимо освежать раз за разом.

Сессии с терапевтами – мощный способ устранить серьезные препятствия в подсознании или сознании. Групповая работа, а тем более самостоятельная здесь не помогают, потому что сопротивление обычно слишком велико.

Как выбрать своего специалиста?

Если вы понимаете, что вам нужна консультация психолога или коуч-сессия, важно помнить: от квалификации специалиста зависит самое важное: душевное состояние и здоровье. Поэтому не ленитесь поискать подходящего вам специалиста.

Понятно, что он должен обладать соответствующими знаниями, желательно также, чтобы его рекомендовал человек, которому вы доверяете. Но в первую очередь имеет смысл доверять собственным ощущениям: терапевт или психолог должен подходить лично вам.

И вы должны видеть результаты его работы в своей жизни.

Вадим Куркин


Источник: https://vadimkurkin.com/blog/zanimatelnaya-psikhologiya/terapevticheskaya-sessiya-ili-konsultatsiya-s-psikhologom-chto-eto-takoe-i-zachem-nuzhno/

Психодоктор
Добавить комментарий