МЕХАНИЗМЫ ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ: СИМВОЛИЗАЦИЯ

Лебедева Людмила |Экстренная арт-терапевтическая помощь в ситуациях острого стресса | Журнал «Школьный психолог» № 4/2009

МЕХАНИЗМЫ ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ: СИМВОЛИЗАЦИЯ

Арт-терапевтические игры, упражнения и техники — эффективная, доступная, простая форма «скорой» психологической помощи, в основе которой — безопасное и естественное для человека изобразительное творчество как своеобразное «транзитное пространство», более надежное и защищенное, нежели слова. «Я бы мог нарисовать, но не знаю, как выразить это словами», — цитирует К. Рудестам одного из своих клиентов.

Невербальные средства наиболее аутентичны для выражения и прояснения травмирующего эмоционального состояния.

Находясь в трудной, стрессовой ситуации, человек, сам того не замечая, спонтанно рисует линии, «каракули», зачеркивает изображения, зачерняет пространство листа бумаги, чертит палкой по песку…

Как правило, данный процесс не контролируется сознанием, это — так называемые свободные рисунки, «почеркушки» как неосознанный способ вынести травмирующие переживания вовне, освободиться от переизбытка эмоций и чувств.

В трудной жизненной ситуации, пишет известный психотерапевт Натали Роджерс, «я рисовала каракули, «выпускала пар» или же играла красками без заботы о результате…Так я заметила, что нахожу успокоение с помощью рисунков». По словам Н.

Роджерс, «когда мы используем различные виды искусства для самооздоровления или в терапевтических целях, то не беспокоимся относительно красоты произведений, грамматической или стилистической правильности текста или гармоничности звучания песни.

Мы используем искусство в целях высвобождения, выражения, облегчения».

К. Юнг считал изобразительное творчество чрезвычайно важным инструментом для реализации самоисцеляющих возможностей психики.

В ситуациях стресса человек спонтанно обращается к внутренней сфере бессознательного «в поисках сновидений и образов, заключающих в себе потенциальные возможности или семена исцеления» (Д. Аллан).

Как известно, травматичный опыт запечатлевается в образной форме. Поэтому именно процесс художественного творчества является эффективным средством его преодоления: акт художественного творчества сопровождается зачастую очень сильными чувствами и ведет к катарсису (В. Эпплтон;Г. Хульбут).

Аффекты, как известно, развиваются в условиях, когда субъект не справляется с возникшей ситуацией. Поэтому, чтобы затормозить развитие острого стресса, выйти из конфликтного состояния, необходимо выбрать эффективный способ помощи и самопомощи.

Преимущество арт-терапии в том, что человек, наряду с консультациями специалиста, сможет вполне самостоятельно применять отдельные приемы и упражнения.

К примеру, моделирование конфликта художественными средствами поможет актуализировать и исследовать собственное поведение в состоянии стресса, осознать чувства, переживания, отношение к конфликту и его исходу.

Это в конце концов облегчит эмоциональную боль, позволит по крайней мере взглянуть на травмирующую ситуацию по-новому, изменить к ней отношение. Иными словами, изобразительная деятельность сравнима с плацебо-эффектом.

Практика групповой арт-терапии

Предлагаемые в этой статье арт-техники разработаны и неоднократно опробованы мной в учебных группах студентов-психологов в возрасте от 19 до 27 лет, успешно применялись в арт-терапевтической работе с онкобольными женщинами в возрасте от 35 до 60 лет, а также в разновозрастных группах специалистов на семинарах, мастер-классах и в группах повышения квалификации по курсу «Арт-терапия в образовании и социальной работе».

Арт-терапевтическая техника «Линии конфликта»

Техника подходит для работы в группе до 15 человек (эффективна в формате индивидуальной арт-терапии).

Арт-терапевтическое пространство включает круг из стульев и персональные рабочие места (стол и стул) для индивидуального творчества.

Материалы: листы белой бумаги А4, фломастеры (или цветные карандаши, пастельные мелки), скотч, цветной пластилин, белая глина и фольга.

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ

1. Индивидуальная работа

Инструкция

Нарисуйте субъективно значимую для вас конфликтную ситуацию как «разговор двух линий».

Для этого сначала возьмите лист бумаги формата А4, поставьте на нем цифру 1, прикрепите к столу скотчем, чтобы лист не скользил в процессе работы. Выберите два фломастера (карандаша или мелка) разных цветов, условно обозначающих вас и вашего оппонента (противника, соперника).

В рабочую руку возьмите фломастер того цвета, которым будет нарисована линия вашего поведения в конфликте. В нерабочую руку — фломастер другого цвета для обозначения поведения вашего условного оппонента. Изобразите динамику конфликтной ситуации с помощью линий, не отрывая фломастеров от бумаги.

После завершения работы переверните лист и отложите его.

На втором листе изобразите ту же конфликтную ситуацию, поменяв фломастеры в левой и правой руке местами. Таким образом, на втором рисунке рабочая рука изображает линии поведения оппонента в конфликте, а нерабочая рука — линии вашего собственного поведения (прежним цветом). Словом, первоначально выбранный цвет фломастеров сохраняется и на втором листе бумаге.

Поразмышляйте о том, что вы видите на рисунках, и попробуйте составить рассказ «от лица» каждой линии. О чем говорит вам получившийся рисунок? Какой символический смысл он несет? Что нового сообщили вам линии о конфликтной ситуации и способах ее разрешения?

Далее, используя различные материалы (цветной пластилин, глину, фольгу), изобразите исход ситуации: создайте метафорические образы себя и оппонента в результате конфликтного противостояния.

Полезно также построить диалоги между линиями и смоделированными образами, что поможет прояснить некоторые существенные нюансы конфликта.

Примечание. каждый из перечисленных художественных материалов имеет свои свойства, особенности и, следовательно, свои возможности. Пластилин — мягкий, пластичный материал, поэтому лепка не требует слишком больших усилий.

К тому же он окрашен, что дает возможность продолжить работу над объемным изображением в тех же цветах, которые были выбраны для «линий конфликта». В итоге усиливается осознание и отреагирование психотравмирующих эмоций и чувств.

Глина, напротив, более плотный, упругий природный материал, работа с которым требует значительных усилий и сопровождается затратами энергии.

Еще одно преимущество глины — «бесцветность», что провоцирует свободные ассоциации. Образ из белой глины становится также специфической областью для проекции глубинных (вытесненных, скрытых) переживаний автора работы.

Таким образом субъективный опыт становится доступным для восприятия и анализа.

Известно, что проекция чувств на внешние объекты — путь к символизации и признанию этих чувств. Фантазии, изображенные на бумаге или выполненные в глине, нередко ускоряют и облегчают вербализацию переживаний. В процессе работы над образами из пластилина или глины снижается защита, которая обычно есть при вербальном, привычном контакте.

Отмечу, что иногда в качестве способа освобождения от внутреннего напряжения можно наблюдать разрушение уже сделанной фигуры. Особенно часто это происходит, если в арт-терапевтической работе с конфликтами используется фольга.

Это — необычный материал, который не только хорошо моделируется и держит форму, но вместе с тем легко рвется, требует предельной осторожности. Иногда участники приписывают фольге свойства «сопротивляемости и непослушания».

Помимо этого, фольга — блестящая, праздничная и «ресурсная» в том смысле, что пробуждает ранние детские воспоминания, возвращает за позитивным опытом в детство.

По завершении работы каждому участнику предлагается одним-двумя словами ответить на вопрос: «Какой материал для вас фольга?» Ответ, с большой долей вероятности, может интерпретироваться как актуализированная характеристика-метафора самовосприятия (самоотношения).

Наибольший терапевтический эффект достигается, если после рисования конфликтов участники сначала создают образы себя и оппонента в пластилине, сохраняя цвет сообразно первоначальному выбору в рисунке, а затем повторяют эти же образы в белой глине. Такой порядок облегчает прояснение и трансформацию травмирующей ситуации.

2. Этап вербализации

Если это упражнение выполняется под руководством психолога (арт-терапевта) в группе, участники садятся в круг, по желанию показывают свои рисунки и смоделированные образы, рассказывают не столько о содержании и причинах конфликта, сколько об эмоциональной стороне и поведении в конфликтной ситуации. Остальные участники могут задавать вопросы, например:

— Что вы чувствовали в процессе рисования траектории конфликта и моделирования персонажей?

— Что чувствуете сейчас?

— Прояснили ли для себя, как развивался конфликт и разрешился ли он?

— Изменилось ли понимание причин и последствий конфликтной ситуации?

— Как теперь видится собственная роль и роль оппонента в инициировании конфликта? Какой опыт удалось приобрести в процессе изобразительной работы?

Безусловно, назначение подобных вопросов не в том, чтобы услышать «протокол» реальных событий. Скорее это вопросы-подсказки для облегчения осознания и трансформации травмирующих переживаний в ресурсные.

На данном этапе клиенту предлагается занять активную позицию, взять на себя ответственность, пытаясь понять «рисунок» поведения в конфликте, природу своих внутренних переживаний, их роль в собственной жизни и во взаимоотношениях с другими людьми.

Важно создать безопасную атмосферу доверия, открытости, эмпатии, чтобы предоставляемая обратная связь не вызывала травмирующих чувств и адекватно воспринималась человеком. Это может стать полезным опытом для выстраивания конструктивной стратегии общения и новых эмоциональных контактов.

3. Заключительный этап

Специалист предлагает участникам сессии внести в свои работы желаемые изменения, трансформировать визуальные образы или поступить со своими рисунками так, как им бы хотелось.

Нередко возникает потребность символически «расправиться» с конфликтом: порвать, смять, уничтожить рисунок. Такое поведение может свидетельствовать об острой душевной боли, страдании или гневе.

Иногда — о символическом признании автора самому себе, осознании собственной роли «инициатора конфликта», которая прежде сознательно или неосознанно вытеснялась, подменялась какой-либо формой психологической защиты.

Принятие подобных откровений — ресурсный старт для личностного роста.

Источник: http://psy.1september.ru/view_article.php?id=200900409

Практика символической гипнотической работы в процессе психологического консультирования

МЕХАНИЗМЫ ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ: СИМВОЛИЗАЦИЯ

Практика консультативной и психотерапевтической работыпредполагает встречу с душевным миром другого человека. Но спросим, чтомы можем знать о нем?

Мы привыкли думать, как ученики различных школ психотерапии отом, что у нас есть определенное понимание клиента. Понимание мыслей,чувств и душевной организации.

У каждого из нас есть модель – модельличности, называемая структурой, модель дезорганизации психики и такдалее. Поэтому, мы знаем, как лечить невротика, психотика или клиента спсихосоматикой. Это удобно, поскольку позволяет пролить лучсвета в пространстве души другого.

Но не свет ли это проектора, которыйзаставляет нас видеть иллюзию, мираж, который мы, же сами создаем?

Понимание и феноменологическое описание переживаний клиента, иих символической репрезентации должно быть обозначено самим клиентом.

Втаком случае оно дает нам направление для работы, лишая конкретной ичасто ошибочной интерпретации. Словно нить Ариадны такой подход движетнас к выходу из лабиринта психических сложностей и нарушений клиента.

Такой подход сегодня принято называть гуманистическим. Он вбираетосновополагающие идеи постмодернизма.

Сегодня мы вспомним основы символизма человеческой психики. Ия покажу насколько эффективным может быть гипноз при работе ссимволикой бессознательного. Современная гипнотерапия сравнима с тонкимювелирным инструментом, создающим прекрасное из бесформенного.Создающий и созидающий он посему не ограничивает личность, но развиваетее.

СИМВОЛИКА

Истоки символического мы находим в каждом направлениипсихотерапии современности. Каждый сторонник отдельной школы с глубокойубежденностью будет отстаивать свои воззрения, показывая отдельнуюсторону бессознательной жизни.

Кто-то в интерпретациях символическогоприбегнет к теории инстинктов, другие находят ресурсы и потребности,третьи смыслы. Мы словно говорим об одном и том же, но на разныхязыках.

Но, как грамотный специалист, я непременно спрошу себя, откудавозникает вся эта символика у отдельного человека?

Мы знаем, что она в некоторой степени зависит оттрех факторов: культуры, социальных норм и индивидуального опыта.Последний – определяющий. Именно поэтому в семье католиков может легковырасти протестант или вовсе атеист. Тогда мы должны понять, какформируется этот опыт, а следом как он преобразуется в символическиеформы.

Изначально индивид переживает различные событиятелесно и эмоционально. Связь тела и эмоций была показана еще у истоковнаучной психологии У.Джемсом. Любое событие внешнего или внутреннегомира, при его определенной оценке, вызывает оба типа реакции. Впсиходинамическом направлении это принято называть первичным процессом.

В сущности, здесь мы находим первичный опыт. Задачейпсихотерапии является поиск и преобразование этого опыта вбессознательном нашего клиента. Процесс походит на работу опытногопрограммиста, который профессионально оценивает код программы в поискахошибки.

Вслед за этим устраняет ее минимальным вмешательством –интервенцией. После чего программа начинает работать исправно. Иногда,конечно, приходится прибегнуть к преобразованию целых блоков длясоздания более приемлемых алгоритмов.

Но, в отличие от определенностипрограммного кода язык бессознательного не предполагает точных иопределенных для всех людей значений.

Первичный опыт не может сохраняться в первозданном виде – этоудел животных. И в процессе развития психики преобразуется в простойсимвол – образ. Впервые это происходит еще в раннем детстве. Ребеноксоздает переходный объект, как замену матери, чтобы пережить фрустрацию(Д.Винникот).

  Интернализация этого образа делает егодостоянием нашей психики. Наверное, именно поэтому у многих взрослыхлюдей их детские игрушки побуждают яркие, приятные воспоминания.Естественно у каждого своя. Вспомните ее сейчас и вы непременнопочувствуете прилив хорошего настроения.

Вам нравится это сейчас и еслия спрошу вас об этом, вы легко найдете подтверждение моих слов в своемопыте.

А теперь спросите себя: ваши переживания такие же, как удругих? Думаю, вы ответите и да и нет. Нет потому, что ваш первичныйопыт разный. Но, да. Ведь мы назовем это одним словом – радость.

Теперь мы подошли к завершающему моменту – слову. Любой образ мы переводим в слова. Они помогают нам в обобщенной форместруктурировать опыт и лежащие под ним переживания, а так же передаватьих другим. Хотите в этом убедиться? Спросите несколько человек, чтотакое радость и вы услышите несколько разных ответов.

 Итак, мы находим, что сферой символического являетсяслово и образ, как необходимые абстракции для регуляции внутреннейпсихической жизни человека. То есть, первичное переживание нашейпсихикой, словно искусным поэтом, передается образом и словом. Визящном произведении слово побуждает образ, образ ведет нас кпереживанию.

О психологических трудностях и психических заболеваниях

 Исходя из выше изложенного, мы понимаем, что клиентприносит проблему, вызванную негативным первичным опытом или нарушениемпроцессов символизации. Так терапия и психологическое консультирование– поход от конца к истокам.

Из речи мы создаем образ, его ведем кпервичному переживанию. Вскрывая и преобразовывая триединство этихсоставных частей, мы с клиентом создаем единое семантическое целое. Мыпомогаем либо видоизменить первичный опыт, либо его символизацию.

Происходит исцеление от затруднений и душевных страданий клиента.

Этапы работы

Следуя основам гармонии, мы опишем путь консультирования итерапии просто, поскольку простота – основа истины.

Первый этап – начало, включающий в себя создание благоприятнойатмосферы и диагностику. Второй этап – основной. Здесь мы проводимсобственно терапевтические мероприятия. Третий – завершающий. Закрываемпреобразованный опыт и его символическое представление.

Эти три этапа актуальны как для применения в отдельной сессии,так и для терапевтического процесса в целом.

Почему гипнотерапия

В отличие от устаревших, топорных техник современнаягипнотерапия – тонкий и аккуратный скальпель. Которым намного легчепользоваться в операционной, нежели ржавым и тупым топором.

В использовании гипнотерапии в виде основного илидополнительного метода терапии есть множество плюсов:

• Утилизация сопротивления;

• Возможность работать с образоми первичным переживанием, минуя длительный процесс интерпретации речи;

• Безопасность для клиента;

• Отсутствие контрпереноса,навязанных клеше;

• Краткосрочность. Малыевременные затраты на терапию, при длительном сохранении результата

• И другие.

Как с символикой работает гипноз

Для каждого этапа терапии у современного гипноза есть рядтехнических решений. Они часто используются и в других направлениях,таких как психосинтез, символдрама, ДБТ, НЛП и других.

 На первом этапе часто мы можем использовать техникипрямой символизации и техники привязок. Они помогают выявить проблему ивоссоздать ее в терапевтической ситуации. Это отлично от говорения опроблеме. Наша задача – вызвать и поддерживать переживание.

Нам незачем знать о тревоге клиента, для работы нужен образ (мысли, картинки,звуки, ощущения) и его переживание. Так мы получаем доступ кнепосредственному переживанию и его символической репрезентации дляпоследующего их изменения.

Мы воссоздаем образ и опыт клиента, чтооткрывает королевскую дорогу к терапии.

Для диагностики мы можем использовать следующие техники:аффективный мост, гипнотическая регрессия, гипнотическая прогрессия,диалог субличностей, автоматическое письмо и другие.

Таким образом, мы экономим время на поиске нужныхинтерпретаций и обучении обратившихся тому, как быть клиентом. Этимоменты настолько же излишни, насколько глаза для кольчатого червя,копающегося в земле. Мы просто начинаем процесс. А диагностика проходитлегко и без сопротивления клиента.

 На терапевтическом этапе гипнотерапия предлагаетцелое созвездие эффективных техник. Каждая из них может решать задачи сточностью лучшего лучника. Отправленная в мишень психотерапии стреламгновенно и легко настигает ее. Нет длительных и мучительных процедур,которые дюймовыми шагами ведут по пути в тысячи миль. Гипнотерапияпредлагает вам билет на комфортабельный лайнер к пункту назначения.

При этом использование техник гипнотерапии накладываетнекоторые обязательства на специалиста. А именно:

• Точность определениятерапевтических мишеней;

• Подбор и адаптация техник кпроблеме клиента (творческий подход);

• Умение разделять сложную цельна конкретные задачи;

• Тонкая диагностика;

• Понимание механизмов работыпсихики конкретного человека (концептуальность)

• И другие.

На завершающем этапе гипнотерапия предлагаетиспользовать «страховку». На случай, например, повторных встреч подругому запросу. На этот случай имеет смысл создать форточку длявозможных в последующем сеансов терапии.

Часто мы создаем качественные и необходимые клиенту механизмысамопомощи для предотвращения рецидивов. Они работают автоматически.Триггер вы можете создать как сознательный, так и бессознательный.Выбор зависит от целей и договоренностей с клиентом.

Иллюстрация подхода (случай из практики)

Отсутствует в онлайн версии доклада для сохраненияконфиденциальности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как мы видим, гипнотерапия в символической работеимеет огромный потенциал и множество уникальных возможностей. Техникигипнотерапии отличает:

• Гибкость;

• Краткосрочность;

• Высокая эффективность

Каждый аспект особенно ценен тем, что не только удовлетворяетцели терапии, консультирования, но и оставляет довольным клиента. Онполучает быструю, часто приятную помощь с гарантированным результатом!

Понравился материал… Расскажите о нем друзьям!

Источник: http://AntonovPsy.ru/articles/gipnoterapia/

Эмоционально-образная терапия

МЕХАНИЗМЫ ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ: СИМВОЛИЗАЦИЯ

То, к чему я интуитивно шла несколько лет, оказалось, уже придумано в середине 1990-х годов профессором психологии Н.Д. Линде.

Эмоционально-образная терапия – это новое и оригинальное направление психотерапии, которое позволяет достичь больших и устойчивых результатов в лечении психотерапевтических заболеваний или исправлении эмоциональных нарушений.

«Особенностью эмоционально-образной терапии является также то, что все проблемы без исключения рассматриваются через их психосоматическое выражение.

Это значит, что мы считаем, что в основе всех проблем лежат эмоциональные состояния, а эти состояния могут быть поняты только через телесное переживание.

Преобразование эмоции, понятой как психосоматическое состояние, ведет не только к явно выраженному психосоматическому эффекту, но и к реальному изменения личности, что приводит к решению проблемы на более глубоком уровне, чем уровень поведения или интеллекта.

Поведение и мышление меняются как бы сами собой, вследствие изменения глубинной эмоциональной основы. Преобразованная эмоция снова фиксируется в теле, в дальнейшем, «по умолчанию», определяет новое поведение, мышление, психосоматические состояния, уровень энергии и черты характера». /Н.Д. Линде/

Эмоциональное или психосоматическое состояние человека может быть выражено через зрительный, звуковой, осязательный или обонятельный образ, и терапевтическая работа происходит с этим образом. Тем самым исходное состояние человека трансформируется из негативного в позитивные. Однако необходимо помнить, что механическое или агрессивное изменение образов ничего не даст, кроме новых иллюзий.

Люди часто, говоря о своем состоянии, употребляют в описании всевозможные образы и аллегории. Например: «ком в горле», «кинжал в груди», «руки налиты свинцом», «голова гудит», «сердце жжет огнем» и т.п. Эти спонтанно возникающие образы могут быть использованы в работе над болезненными состояниями, как в эмоциональной, так и в психосоматической сфере.

Организм человека при возникновении эмоции напрягает соответствующие мышцы тела для совершения того или иного действия. Например, страх заставляет человека сжиматься или бежать, гнев – нападать, кричать и т.д.

Те эмоции, которые не реализуются в действия, как будто «застревают» в теле и порождают многие негативные последствия: психосоматические заболевания, энергетические блоки, мышечные зажимы, эмоциональные завалы.

Негативное эмоциональное состояние вызывает в свою очередь негативные мысли, негативное поведение, нежелательные психосоматические симптомы. Задача эмоционально-образной терапии: найти исходное негативное эмоциональное состояние и изменить его на позитивное или нейтральное путем трансформации исходного образа данной эмоции.

Практика показывает, что разговоры, разъяснения, советы и убеждения часто не помогают в работе с эмоциями, которые «застревают» в глубине бессознательного и являются его иррациональными продуктами.

Любые слова проходят через фильтры сознания, поэтому их воздействие на мир иррационального весьма ограничено. Между тем, бессознательное разговаривает с нами с помощью тех или иных образов и символов, например, во сне.

Поэтому преобразование образов, происходящее в соответствии с некоторыми правилами и законами психологии, меняет эмоциональное состояние и в корне решает исходную проблему.

Можно долго и упорно бороться с внешними проявлениями проблемы, но результат будет недолгим и нестойким, а симптомы будут вновь и вновь возвращаться, пока не будет проработана исходная эмоциональная реакция, которая запустила весь последующий процесс.

Бессознательные психические приемы защиты (подавление, вытеснение и замораживание эмоций) применяются для того чтобы «опасные» и нежелательные чувства были нейтрализованы, устранены из внутреннего мира человека.

Но это не приводит к избавлению от негативных переживаний, потому что эмоции уходят глубоко внутрь, тем самым порождая дополнительные проблемы.

Чтобы держать свои нежелательные эмоции и реакции на безопасном расстоянии, организм и психика человека мобилизуют те или иные ресурсы для сдерживания самого себя.

Например, для сдерживания эмоциональных импульсов создаются напряжения разных групп мышц. Человеку хочется высказаться в крепких выражениях, но он себе это запрещает, в результате образуется напряжение челюстей, скул и губ.

Иногда можно видеть, как желваки ходят на лице человека, который сдерживает поток нелицеприятных слов.

Также необходимо сдерживать дыхание, поскольку общее снижение энергетического уровня позволяет ослабить и нежелательные импульсы.

Чтобы снизить влияние собственных эмоций, человеческая психика использует всевозможные виды психологических защит, например, проецируя свои чувства на других людей.

Внутренне обозленный человек, к примеру, часто чувствует себя в окружении врагов.

Таким образом, изначальная вовремя не решенная проблема будет обрастать новыми деталями и нюансами, подминая под себя все больший круг жизнедеятельности индивида.

«Если суметь добраться до исходной причины, породившей этот клубок проблем и каким-то образом устранить глубинный конфликт, то вся система психологических “наростов” будет устранена.

Все патогенные адаптации рассыплются как карточный домик, или как царство Кощея, в момент, когда сказочный герой сломает кончик волшебной иглы.

Игла очень удачно символизирует тот первичный импульс, который все породил, и был потом успешно запрятан в яйцо, потом в утку, потом в зайца, потом в сундук и т.д.» – пишет в своей книге Н.Д. Линде.

Процесс работы над конкретным симптомом может длиться от нескольких минут до нескольких сеансов в зависимости от исходных данных. Но плюс данной метода терапии в том, что достигнутые результаты сохраняются на долгое время, чаще всего – навсегда.

Сегодня метод эмоционально-образной терапии достиг поразительных результатов. Иногда один удачно проведенный сеанс заменяет долгие месяцы обычных психоаналитических бесед. Описаны реальные случаи, когда клиенты за несколько минут общения с терапевтом избавлялись от заболеваний или психологических проблем, которые долгие годы не могли излечить с помощью иных средств терапии.

Эмоционально-образная терапия может быть эффективна в следующих случаях:

  • Лечение психосоматических симптомов и заболеваний (например, таких как головные и сердечные боли, язва желудка, аллергия, астма, затруднения дыхания, ПМС, хронический ринит, нейродермит, ожирение, угревая сыпь и др.) Внимание! Данный метод не всегда заменяет лечение. Если симптом имеет связь с органическим или невротическим заболеванием, необходимо пройти соответствующее лечение у врача.
  • Решение конфликтов, внешних и внутренних
  • Страхи, фобии
  • Переживание потери, расставания
  • Эмоциональная зависимость
  • Последствия психотравмы
  • Обида, гнев
  • Негативные родительские предписания
  • Работа с денежными блоками (когда человек сам себе запрещает быть богатым)
  • Вредные привычки: переедание (лишний вес), булимия, курение, пьянство Внимание! Данный метод не гарантирует избавление от тяжелых зависимостей, но помогает в работе с таковыми на глубинном уровне.

А также множество других психологических проблем.

Для терапии необходимо образное мышление и доверие к спонтанно возникающим образам и символам. Ниже приведено упражнение, которое поможет вам понять, насколько вы готовы к такому виду терапии. Если упражнение дается вам с большим трудом, или образы не возникают совсем, то этот вид терапии, к сожалению, вам не подходит.  Но такое бывает редко.

Упражнение на развитие воображения

  1. Представьте себе, что перед вами стоит ваш друг. Теперь представьте, что он нахмурился. А вот он улыбается. А теперь он подходит к вам и обнимает вас за плечи.
    Представьте ваш дом из детства, где вы когда-то жили. А теперь представьте скалистый остров в океане. Куст розы в саду. Песчаный пляж. Собачий лай. Тепло горячего душа.

    Шершавость наждачной бумаги. Запах сирени.

  2. Представьте себе вазу с фруктами, которая стоит столе. В вазе лежат три желтых апельсина и один ярко-оранжевый. Вы мысленно берете в руки оранжевый апельсин и очищаете его от кожуры, ощущая аппетитный запах.

    Очищенный апельсин раскрывается сам собой, как цветок, и вы видите внутри него белое зернышко. Вы берете это зернышко и сажаете его в землю. Наблюдайте, как из земли медленно пробивается росток. Этот росток поднимается все выше, крепнет и наливается силами.

    Он стремится все выше к солнечному небу и со временем превращается в большое красивое цветущее дерево. Солнечные лучи пробиваются сквозь его листву и падают на ваше лицо. Вы можете почувствовать теплый ветерок, какие-нибудь запахи, услышать звуки. Вам хорошо и спокойно, вас переполняет тихая радость.

  3. Придумайте серию образов (по возможности быстро, не задумываясь), соответствующие следующим словам: Тоска, Тревога, Печаль, Радость, Счастье, Доброта, Любовь

    Подберите звук, осязательное ощущение и запах под каждый образ.

(с) Ирина Федорова

Источник: http://arcanes.ru/eot

Доклад по дипломной работе

МЕХАНИЗМЫ ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ: СИМВОЛИЗАЦИЯ

Психоанализ взывает к жизни говорящих существ, усиливая и исследуя их психическую жизнь. Вы живы тогда и только тогда, когда вы обладаете психической жизнью.

Какой бы расстраивающей, непереносимой, смертоносной или возбуждающей она ни могла быть, эта психическая жизнь — которая объединяет различные системы репрезентации 1, вовлекающие в себя использование языка, — дает нам доступ к нашему телу и к другим людям» 2.

Данная дипломная работа посвящена одной из наиболее животрепещущих проблем психоанализа — проблеме символизации, особенно самых ранних и архаичных аспектов процесса символизации.

Объект исследования — теория символизации Р. Русийона, представленная тремя статьями «Введение в работу о первичной символизации», «Работа символизации» и «Символизирующая функция объекта».

Рене Руссийон — член Парижского психоаналитического общества и профессор клинической психопатологии и клинической психологии в Лионском университете Люмьер. Развивая классические работы Оланье и Анзьё по психической репрезентации, а также опираясь на работы Биона и Винникотта, он сосредотачивает внимание на вещественно-телесных, сенсомоторных и других ранних компонентах психического опыта.

Основы символизации

Наш субъективный опыт вписывается в психический аппарат под той формой, которую Фройд назвал «первичной психической материей». Речь идет о первом впечатлении, первой записи.

Вследствие «мнестических следов восприятия» должны начать свою работу процессы символизации; работа по символизации мультиперцептивна, мультисенсорна и мультипульсиональна (состоит из многочисленных влечений), расположена на пересечении субъекта и объекта (субъекта), возникает из встречи одного с другим; обязательно смешивает «Я» и объект. Она изначально гиперсложная.

Психическая интеграция «первичной психической материи» должна будет осуществиться через трансформацию (метаболизацию: П. Оланье, Ж.

Лапланш) своей первичной формы в форму, для которой можно сохранить произвольный термин «символическая», принимая во внимание историю психоаналитических концепций и особенно выявление символического языка сновидений. Т.е. психическая интеграция осуществляется посредством символизации.

Фройд выделял несколько уровней работы символизации:

– «первичный»: представляющий собой модель работы сновидения;

– «вторичный»: задействован в «переводе» переживаемого сновидения в рассказанное сновидение;

– «работа игры»: осуществляется в состоянии бодрствования в игре;

– творчество (артистические нелингвистические активности, такие как скульптура и рисование).

Рене Руссийон в 1991 г. назвал «первичной символизацией» те процессы, в которых первичные мнестнические следы трансформируются в репрезентации вещей, и «вторичной символизацией» — процессы, в которых репрезентация вещи трансформируется в репрезентацию слова.

Первичная символизация

Множество авторов попытались описать процессы, относящиеся к уровню первичной символизации, т.е. то, что способствует процессу трансформации первичной психической материи в репрезентации вещей.

Самыми известными работами, которые отображают эту точку зрения, являются, несомненно, работы П. Оланье, Д. Анзьё, Г. Розоллато, Н. Пиноль-Дурье, М. Мильнер.

Под разными названиями во всех случаях описывается процесс, начинающийся из сенсорио-моторики, далее они раскрываются как внутренние процессы субъекта, как процессы, описывающие и метаболизирующие эти внутренние состояния.

Движения младенца, внутренние состояния получают свое отображение в «зеркале», в материнском эхо, предложенном ею в ответ.

Процессы сонастройки в той мере, в которой они продвигаются путем проб и ошибок, терпит и неудачу и именно она оставляет свой след.

К примеру, младенец стремится к объекту, но объект недоступен или нечувствителен, или недосягаем, и тогда стремление ребенка получить что-то в ответ, разбивается о тот способ присутствия объекта, который его не распознает.

Жест устремления наталкивается на пустоту, поворачивается и возвращается к субъекту, на котором отныне останутся отметины, связанные с отсутствием встречи и ответа.

Процессы первичной символизации, как, быть может, все процессы символизации должны быть разделены с кем-то для того, чтобы они смогли быть записаны, интегрированы, становясь «процессами символизации», полезными и способными к использованию, тогда как неудача будет питать различные формы навязчивого повторения.

Когда они с кем-то разделены, процессы первичной символизации призваны создавать невербальную форму коммуникации между субъектом и его окружением.

Разделение творит в итоге «цельный тотальный объект», но представляет так же и то, как можно соединить одного с другим, как можно встретиться и сообщить друг другу о том, что происходит во внутреннем мире — только так они становятся элементами речи, способными к рассказу.

Вторичная символизация

Процессы вторичной символизации касаются манеры, в которой репрезентации вещей (репрезентант-вещь, репрезентант-действие, репрезентант-трансформация и др.) и сценарии, в которых они включены, «переведены» в аппарат устной речи.

Речевой аппарат вовлекает не только слова и их семантическое значение, т.е. сугубо лингвистическое качество, но и всю речевую экспрессивность. Поскольку речь относится так же и к телу, она не может выражаться без участия голоса и ансамбля его экспрессии, его просодии. Речь – это также и действие по отношению к другому.

Символизирующая функция объекта

Современные авторы, размышляющие о символизации, подчеркивают, что она возникает вследствие (материнского) отсутствия и (материнской) нехватки.

«Репрезентативное галлюцинирование объекта» предполагает, что объект не присутствует для восприятия: мы либо воспринимаем объект (когда он присутствует), либо мы его галлюцинируем, если он отсутствует; и именно галлюцинирование этого отсутствующего объекта находится у истоков символической репрезентации.

Вопрос о символизирующей функции объекта центрирован, прежде всего, на двух аспектах, двух условиях или предусловиях символизации.

Первый аспект имеет отношение к функции противовозбуждения или «противо-количества» окружения. Символизация или развитие репрезентативной способности требует, чтобы количество возбуждения, связываемое символизацией, было бы относительно умеренным и не превышало возможности ребенка.

Второй аспект «углубляет» условия запуска этого противовозбуждения, намечая в качественном факторе триангулярную организацию.

Квалификация через материнский объект своего отношения или своего желания третьего (реализованного либо окольным путем — ссылкой на отца в речи и желании матери, либо через «цензуру любовницы» 3, или же — возвращаясь к Фройду — через порождение различных метафор «угрозы кастрации, произносимой матерью и ожидаемой от отца») позволяет субъекту выйти из пресимволической и антисимволизирующей умозрительности.

Нет символизации без эдипового способа организации, нет символизации без разрыва между двумя другими субъектами, которые устанавливают третичную функцию и процесс метафоризации от одного к другому. Противовозбуждение является, прежде всего, плодом тройственности, придающей организующие свойства парным различиям, полам, поколениям.

Развитие и прогрессивная интеграция не происходят сами по себе, оставленные лишь внутренним процессам субъекта, они структурируются только в сопровождении адекватного ответа эдиповых объектов, если ребенок не оставлен в одиночестве блуждать в своих разрушительных тупиках.

Значимость процесса символизации

Процесс символизации делает возможным другой процесс – субъектализации, который представляет собой явление субъективной интеграции или присвоения, т.е. процесс, посредством которого человек присваивает себе свой собственный пережитый опыт.

Ольга Макаренко

1 Для Фройда репрезентация — ни что иное, как ансамбль связей, установленных между различными перцептивными данными. Суть основы нашего психического функционирования состоит в том, чтобы создавать репрезентации. Психика может работать только с репрезентациями, и, более того, для нее все есть репрезентация.

2 Жюлия Кристева. Новые болезни души // Французская психоаналитическая школа / Под редакцией А. Жибо, А.В. Россохина. – СПб.: Питер, 2005. – 576 с.

3 «Цензура любовницы» — термин, введенный М. Фэном и Д. Брауншвейг для описания метафорической интерпретации ребенком ухода матери на фазе ранней триангуляции. Мать не должна превращаться в постоянно присутствующую и принадлежащую ребенку «любовницу», она должна периодически отсутствовать, иметь гипотетическую личную жизнь и право на нее. — Примеч. А. Ш. Тхостова

Раздел “Статьи”

   Другие статьи преподавателей и студентов института:

   Доклад Олеси Инкиной на защите дипломной работы.

   Доклад Нататьи Громаковой на защите дипломной работы (PDF)

   Психоаналитическое резюме на аниме Pandora Hearts

   Проекции и контрперенос в работе с подростком

   Сравнение отношения ко Злу/Тени

Источник: http://psychic.ru/articles/somatic/article14.htm

Психодоктор
Добавить комментарий