О тех, кто рано повзрослел. Но так и не вырос.

О тех, кто рано повзрослел

О тех, кто рано повзрослел. Но так и не вырос.

Замечательная статья Екатерины Бойдек о последствиях чрезмерно раннего взросления

Есть такие дети, которые слишком рано повзрослели. Повзрослели потому, что не было рядом с ними надежных взрослых, родителей, на которых можно положиться.

Пьющий, непредсказуемо, то пьяный, то трезвый папа

Мама, которая оставляла в 5летнем возрасте сидеть с братом-младенцем, и наказывала, если дочка недостаточно хорошо справлялась с “материнскими” обязанностями.

Папа, который мог внезапно прийти в ярость и избить

Инфантильная мама, не способная к принятию решений, вечно обижающаяся, перекладывающая на ребенка ответственность за свое состояние.

Мама и папа, бурно выясняющие отношения, очень неустойчивая пара

Не важно, какими именно они были. Важно, что они были непредсказуемы, и рядом с ними было небезопасно. А когда небезопасно, то очень много тревоги и беспомощности. Много настолько, что вынести в детском возрасте эти чувства, тем более в одиночестве – невозможно.

И тогда у ребенка рождается способность, которая помогает ему выжить. Он начинает очень внимательно наблюдать за родителями, пытаясь предугадать их поведение. И не только предугадать, но и повлиять на это поведение. “Если я сделаю так, то мама не будет ругаться”. “Если я сделаю этак, папа придет трезвый”.

Это иллюзорный контроль над другими, с одной стороны, очень важен, потому что позволяет детской психике не разрушиться окончательно.

Вера в то, что он хоть как-то может контролировать поведение родителей, помогает справляться с отчаянием и беспомощностью.

Когда безысходность от того, что происходит в семье, “накрывает” с головой, способом помочь себе часто является надежда “я смогу повлиять на родителей и переделать их”.

И спасибо этим защитам, что помогли выжить в детстве. Но цена, которую платит человек, очень высока

Во-первых, происходит некоторое “расщепление” психики.

Одна часть, в которой и собраны все детские переживания беспомощности, зависимости, тревоги, отчаяния, “замораживается”, зато гипертрофированно вырастает другая часть: псевдо-взрослая, контролирующая, ответственная за весь мир.

Но поскольку невозможно заморозить одни чувства, не заморозив другие, страдает вся “детская”, чувствующая часть. Такие люди часто выглядят “очень взрослыми” или выглядят как-будто застывшими, с какой-то маской на лице. Не редко, кстати, это маска “позитива”.

Во-вторых, энергия, которой в детстве положено уходить собственно на детство, на познание себя и мира, оказывается направленной на тревожное познание-сканирование других.

И про себя и реальный мир человек знает очень мало, его глубинные убеждения остаются теми же, что и в детстве.

Внутри так и остается та, детская картина себя и мира: “Мир непредсказуем и небезопасен, а я в нем зависим и беспомощен”.

В-третьих, поскольку ребенок не знает, что ему не по силам переделать родителей, что это невозможная задача – стать родителем своим родителям, он будет “неудачу” в переделывании принимать на свой счет: “я не справился, дело во мне”.

И вырастает он с ощущением, что он недостаточно хорош, что он мало старался, что он не справляется. Он будет стараться снова и снова, убегая от отчаяния и безвыходности. И снова сталкиваться с тем, что не справляется.

От этого много вины и усталости.

В-четвертых, поскольку человек и так столкнулся с чрезмерной непредсказуемостью в детстве, он не может вынести ее еще больше. Поэтому он будет выбирать то, что ему привычно. Привычное, даже если оно ужасно, менее страшно, чем неизвестное.

И выбирать такой человек будет (бессознательно, конечно), то, к чему он привык в родительской семье. Этим объясняется то, почему дети алкоголиков часто попадают в супружеские отношения с зависимыми людьми.

Более здоровые отношения будут человеку неизвестны, тем и опасны.

В-пятых, ему очень тяжело будет избавиться от чрезмерного внимания к другим людям и чрезмерного контроля. Это то, чему он научился очень хорошо в детстве.

И это будет мешать ему в отношениях ощущать себя, заботиться о своих потребностях.

И будет мешать другим людям в отношениях с ним: либо они будут инфантилизироваться, переложат всю ответственность за себя на контролирующую “маму”, либо чувствовать много злости и уходить из таких отношений.

Последствия чрезмерно раннего взросления и взятия на себя непосильной ответственности за исправление родителей можно перечислять еще долго. Одно понятно – жить с ними тяжело, очень много усталости.

Психотерапия с такими людьми – процесс долгий. Много времени может потребоваться, чтобы человек осознал, что пытаясь контролировать Другого, он убегает от собственных непереносимых чувств.

Далеко не сразу человек может почувствовать себя в достаточно безопасной обстановке, чтобы вернуться к тем, “замороженным” чувствам отчаяния, тревоги, безвыходности. Вернуться, чтобы, наконец, оплакать невозможность что-то изменить, с чем-то справиться.

Оплакать, чтобы принять: “я не могу контролировать родителей, я не могу контролировать мир. Это не моя ответственность. Это непосильная задача”. Принять это для того, чтобы выделить, наконец, свое место в отношениях и свою ответственность: за себя и свою жизнь.

Чтобы начать жить свою жизнь, прислушиваясь к своим желаниям, к своим чувствам. Жить в непредсказуемом мире и выдерживать непредсказуемость. И быть может даже начать ей радоваться и удивляться.

Автор — Екатерина Бойдек

Источник: https://craft4me.com/magic/post/2177512/o_teh_kto_rano_povzroslel/

О тех, кто рано повзрослел. но так и не вырос

О тех, кто рано повзрослел. Но так и не вырос.

Есть такие дети, которые слишком рано повзрослели. Повзрослели потому, что не было рядом с ними надежных взрослых, родителей, на которых можно положиться.

Подписывайтесь на
наш Telegram-канал

Пьющий, непредсказуемо, то пьяный, то трезвый папа.

Мама, которая оставляла в 5летнем возрасте сидеть с братом-младенцем, и наказывала, если дочка недостаточно хорошо справлялась с «материнскими» обязанностями.

Папа, который мог внезапно прийти в ярость и избить.

Инфантильная мама, не способная к принятию решений, вечно обижающаяся, перекладывающая на ребенка ответственность за свое состояние.

Мама и папа, бурно выясняющие отношения, очень неустойчивая пара.

Не важно, какими именно они были. Важно, что они были непредсказуемы, и рядом с ними было небезопасно. А когда небезопасно, то очень много тревоги и беспомощности. Много настолько, что вынести в детском возрасте эти чувства, тем более в одиночестве – невозможно.

И тогда у ребенка рождается способность, которая помогает ему выжить. Он начинает очень внимательно наблюдать за родителями, пытаясь предугадать их поведение. И не только предугадать, но и повлиять на это поведение. «Если я сделаю так, то мама не будет ругаться». «Если я сделаю этак, папа придет трезвый».

Это иллюзорный контроль над другими, с одной стороны, очень важен, потому что позволяет детской психике не разрушиться окончательно.

Вера в то, что он хоть как-то может контролировать поведение родителей, помогает справляться с отчаянием и беспомощностью.

 Когда безысходность от того, что происходит в семье, «накрывает» с головой, способом помочь себе часто является надежда «я смогу повлиять на родителей и переделать их».

И спасибо этим защитам, что помогли выжить в детстве. Но цена, которую платит человек, очень высока.

  1. Во-первых, происходит некоторое «расщепление» психики. Одна часть, в которой и собраны все детские переживания беспомощности, зависимости, тревоги, отчаяния, «замораживается», зато гипертрофированно вырастает другая часть: псевдо-взрослая, контролирующая, ответственная за весь мир. Но поскольку невозможно заморозить одни чувства, не заморозив другие, страдает вся «детская», чувствующая часть. Такие люди часто выглядят «очень взрослыми» или выглядят как-будто застывшими, с какой-то маской на лице. Не редко, кстати, это маска «позитива».
  2. Во-вторых, энергия, которой в детстве положено уходить собственно на детство, на познание себя и мира, оказывается направленной на тревожное познание-сканирование других. И про себя и реальный мир человек знает очень мало, его глубинные убеждения остаются теми же, что и в детстве. Внутри так и остается та, детская картина себя и мира: «Мир непредсказуем и небезопасен, а я в нем зависим и беспомощен».
  3. В-третьих, поскольку ребенок не знает, что ему не по силам переделать родителей, что это невозможная задача – стать родителем своим родителям, он будет «неудачу» в переделывании принимать на свой счет: «я не справился, дело во мне». И вырастает он с ощущением, что он недостаточно хорош, что он мало старался, что он не справляется. Он будет стараться снова и снова, убегая от отчаяния и безвыходности. И снова сталкиваться с тем, что не справляется. От этого много вины и усталости.
  4. В-четвертых, поскольку человек и так столкнулся с чрезмерной непредсказуемостью в детстве, он не может вынести ее еще больше. Поэтому он будет выбирать то, что ему привычно. Привычное, даже если оно ужасно, менее страшно, чем неизвестное. И выбирать такой человек будет (бессознательно, конечно), то, к чему он привык в родительской семье. Этим объясняется то, почему дети алкоголиков часто попадают в супружеские отношения с зависимыми людьми. Более здоровые отношения будут человеку неизвестны, тем и опасны.
  5. В-пятых, ему очень тяжело будет избавиться от чрезмерного внимания к другим людям и чрезмерного контроля. Это то, чему он научился очень хорошо в детстве. И это будет мешать ему в отношениях ощущать себя, заботиться о своих потребностях. И будет мешать другим людям в отношениях с ним: либо они будут инфантилизироваться, переложат всю ответственность за себя на контролирующую «маму», либо чувствовать много злости и уходить из таких отношений.

Последствия чрезмерно раннего взросления и взятия на себя непосильной ответственности за исправление родителей можно перечислять еще долго. Одно понятно – жить с ними тяжело, очень много усталости.

Психотерапия с такими людьми – процесс долгий. Много времени может потребоваться, чтобы человек осознал, что пытаясь контролировать Другого, он убегает от собственных непереносимых чувств.

Далеко не сразу человек может почувствовать себя в достаточно безопасной обстановке, чтобы вернуться к тем, «замороженным» чувствам отчаяния, тревоги, безвыходности. Вернуться, чтобы, наконец, оплакать невозможность что-то изменить, с чем-то справиться.

Оплакать, чтобы принять: «я не могу контролировать родителей, я не могу контролировать мир. Это не моя ответственность. Это непосильная задача». Принять это для того, чтобы выделить, наконец, свое место в отношениях и свою ответственность: за себя и свою жизнь.

Чтобы начать жить свою жизнь, прислушиваясь к своим желаниям, к своим чувствам. Жить в непредсказуемом мире и выдерживать непредсказуемость. И быть может даже начать ей радоваться и удивляться.

https://www.youtube.com/watch?v=479EblkRmlE

Автор — Екатерина Бойдек

Подписывайтесь на
наш канал в Яндекс.Дзен

Читайте Клубер в Telegram, Instagram и Pinterest.

Источник: http://www.cluber.com.ua/lifestyle/psihologiya-lifestyle/2015/04/o-teh-kto-rano-povzroslel-no-tak-i-ne-vyiros/

О тех, кто рано повзрослел, но так и не вырос

О тех, кто рано повзрослел. Но так и не вырос.

Есть такие дети, которые слишком рано повзрослели. Повзрослели потому, что не было рядом с ними надежных взрослых, родителей, на которых можно положиться.

Мама, которая оставляла в 5летнем возрасте сидеть с братом-младенцем, и наказывала, если дочка недостаточно хорошо справлялась с «материнскими» обязанностями.Папа, который мог внезапно прийти в ярость и избить.Инфантильная мама, не способная к принятию решений, вечно обижающаяся, перекладывающая на ребенка ответственность за свое состояние.

Мама и папа, бурно выясняющие отношения, очень неустойчивая пара.Не важно, какими именно они были. Важно, что они были непредсказуемы, и рядом с ними было небезопасно. А когда небезопасно, то очень много тревоги и беспомощности. Много настолько, что вынести в детском возрасте эти чувства, тем более в одиночестве – невозможно.

И тогда у ребенка рождается способность, которая помогает ему выжить. Он начинает очень внимательно наблюдать за родителями, пытаясь предугадать их поведение. И не только предугадать, но и повлиять на это поведение. «Если я сделаю так, то мама не будет ругаться». «Если я сделаю этак, папа придет трезвый».

Это иллюзорный контроль над другими, с одной стороны, очень важен, потому что позволяет детской психике не разрушиться окончательно. Вера в то, что он хоть как-то может контролировать поведение родителей, помогает справляться с отчаянием и беспомощностью.

Когда безысходность от того, что происходит в семье, «накрывает» с головой, способом помочь себе часто является надежда «я смогу повлиять на родителей и переделать их».И спасибо этим защитам, что помогли выжить в детстве. Но цена, которую платит человек, очень высока.Во-первых, происходит некоторое «расщепление» психики.

Одна часть, в которой и собраны все детские переживания беспомощности, зависимости, тревоги, отчаяния, «замораживается», зато гипертрофированно вырастает другая часть: псевдо-взрослая, контролирующая, ответственная за весь мир. Но поскольку невозможно заморозить одни чувства, не заморозив другие, страдает вся «детская», чувствующая часть.

Такие люди часто выглядят «очень взрослыми» или выглядят как-будто застывшими, с какой-то маской на лице. Не редко, кстати, это маска «позитива».Во-вторых, энергия, которой в детстве положено уходить собственно на детство, на познание себя и мира, оказывается направленной на тревожное познание-сканирование других.

И про себя и реальный мир человек знает очень мало, его глубинные убеждения остаются теми же, что и в детстве. Внутри так и остается та, детская картина себя и мира: «Мир непредсказуем и небезопасен, а я в нем зависим и беспомощен».

В-третьих, поскольку ребенок не знает, что ему не по силам переделать родителей, что это невозможная задача – стать родителем своим родителям, он будет «неудачу» в переделывании принимать на свой счет: «я не справился, дело во мне». И вырастает он с ощущением, что он недостаточно хорош, что он мало старался, что он не справляется.

Он будет стараться снова и снова, убегая от отчаяния и безвыходности. И снова сталкиваться с тем, что не справляется. От этого много вины и усталости.В-четвертых, поскольку человек и так столкнулся с чрезмерной непредсказуемостью в детстве, он не может вынести ее еще больше. Поэтому он будет выбирать то, что ему привычно.

Привычное, даже если оно ужасно, менее страшно, чем неизвестное. И выбирать такой человек будет (бессознательно, конечно), то, к чему он привык в родительской семье. Этим объясняется то, почему дети алкоголиков часто попадают в супружеские отношения с зависимыми людьми. Более здоровые отношения будут человеку неизвестны, тем и опасны.

В-пятых, ему очень тяжело будет избавиться от чрезмерного внимания к другим людям и чрезмерного контроля. Это то, чему он научился очень хорошо в детстве. И это будет мешать ему в отношениях ощущать себя, заботиться о своих потребностях.

И будет мешать другим людям в отношениях с ним: либо они будут инфантилизироваться, переложат всю ответственность за себя на контролирующую «маму», либо чувствовать много злости и уходить из таких отношений.Последствия чрезмерно раннего взросления и взятия на себя непосильной ответственности за исправление родителей можно перечислять еще долго.

Одно понятно – жить с ними тяжело, очень много усталости.

Психотерапия с такими людьми – процесс долгий. Много времени может потребоваться, чтобы человек осознал, что пытаясь контролировать Другого, он убегает от собственных непереносимых чувств. Далеко не сразу человек может почувствовать себя в достаточно безопасной обстановке, чтобы вернуться к тем, «замороженным» чувствам отчаяния, тревоги, безвыходности. Вернуться, чтобы, наконец, оплакать невозможность что-то изменить, с чем-то справиться. Оплакать, чтобы принять: «я не могу контролировать родителей, я не могу контролировать мир. Это не моя ответственность. Это непосильная задача». Принять это для того, чтобы выделить, наконец, свое место в отношениях и свою ответственность: за себя и свою жизнь. Чтобы начать жить свою жизнь, прислушиваясь к своим желаниям, к своим чувствам. Жить в непредсказуемом мире и выдерживать непредсказуемость. И быть может даже начать ей радоваться и удивляться.

las131   Так вышло, что на каждый из этих сильных и глубоких сюжетов я натыкалась случайно, абсолютно независимо друг от друга.В каждом из них дети встречаются с жестокостью реального мира.

   Первой попалась экранизация книги Маркуса Зусака “Книжный вор.” (“Воровка книг” режиссёр Брайан Персивал.) Всё в ней прекрасно. С восхищением проследив за судьбой  Лизель Меммингер, испытала глубокие чувства и эмоции.

Сюжет картины говорит о том, что даже во времена, когда жестокость торжествует победу, и тысячи людей одурманены жаждой убийства, всегда найдутся лучики света и добра в душах хотя бы нескольких человек. Их не погасить никакому насилию и агрессии.

И пусть эти лучики не в силах массово спасать человеческие жизни, но они способны зажигать сердца, дарить надежду, вдохновлять на борьбу до последнего, являть милосердие, напоминать о человечности.

  И, конечно, да, такой сюжет нужно сначала читать. Книга глубоко и красочно передаёт внутренние переживания и мысли героев, которых в литературном издании, кстати, значительно больше.История о любви, дружбе, сострадании, взаимопомощи. Ну и о пользе чтения, конечно 🙂  “Мальчик в полосатой пижаме”  пришел ко мне тоже в киношном варианте, но тут я уже была умней и решила сначала познакомиться с книжной версией. Бойн Джон не оставил меня без слёз, чего уж там. Размазывала кулаками, пытаясь с их помощью( их- в смысле слёз) избавиться от противного кома в горле. Но солёные жгучие капли не смогли вымыть возмущение несправедливостью.  Уверена, многие скажут, что автор хотел показать то самое справедливое воздаяние, но! Дети не должны отвечать за грехи своих отцов. Матери не должны хорошить своих сыновей, какая бы кровь не текла в их жилах. Не считаю себя компетентной разглагольствовать на тему национализма, расизма и прочих фанатичных проявлений, но! С моей простой человеческой колокольни – несправедливо, бессмысленно, жестоко.  Одноимённый фильм Марка Хермана хорош. Но он не затронул меня остро изнутри, как в случае с книгой. На мой скромный взгляд, актёрский состав подобран не очень (вот он, факультет режиссуры и актёрского мастерства всплывает) Единственный пронзительный момент- горе матери, осознавшей, что оставшиеся в живых стали необратимо далёкими, а единственно близкий на свете человек – погиб.    Напоследок – короткометражка, которая завершила на данный момент для меня серию глубоких и тяжёлых фильмов о войне и мире глазами детей.     Режиссёр Йохен Фрейданк, фильм “Spilzeugland” . Комментариев не будет, только рекомендация к просмотру.     Я считаю,  что детям в наше время нужно иногда рассказывать и показывать не только тщательно профильтрованные оранжерейные истории, но и подобные фильмы. И, безусловно, смотреть и читатать о таких вещах с детьми нужно вместе, а после обсуждать и проговаривать то, что откликнется.  Детское восприятие смерти героев произведений – интересующая меня сейчас тема. Я анализирую вместе со своим сыном, собираю другие мнения и удивлясь, как много в этих детских, казалось бы, не серьёзных головках.

  Об этом позже, скоро. 

Page 3

|

las131Вот, Лёша поделился свеженьким :
  Удачно подсказал вывод, что дельфины, по сути, иррациональные существа. ( Совпадение, но  за сегодняшний день это третий  интересный диалог с разными людьми на тему Рациональности/Иррациональности)   И вот да, меня совершенно не лишает уважения к себе мысль о том, что я не стабильна и не обязательна.Иррациональность – это умение уклоняться от линии поведения, как только она начинает причинять дискомфорт. Умение быстро включаться в незапланированные изменения. Умение избегать острых углов и ненужных страданий. Умение двигаться по течению, взаимодействовать с его помощью, а не сопротивляться, отдавая борьбе все свои силы. Умение игнорировать свои принципы, как только они начинают работать во вред. Умение вовремя остановиться, если чувствуешь отсутствие перспективы, и легко начать сначала, если что-то изменилось к лучшему. Умение не ломиться напролом, а находить удобные обходные пути. Иррациональность со временем учит  не зависеть от чужого мнения.  И все эти (и многие другие)  умения стоят того,чтобы быть иногда не слишком пунктуальной, иногда не совсем собранной, иногда не сильно ответственной и не последовательной.

  А если это кого-то раздражает – всегда можно посмотреть на дельфинов, они такие мимимилые 🙂

Источник: https://las131.livejournal.com/90152.html

Психодоктор
Добавить комментарий