Терапия травм насилия

Содержание
  1. Психическая травма — предубеждения психологов
  2. Гештальт мифы про травму
  3. 1. Травма есть необычное, «ненормальное явление» в психическом мире
  4. 2. Травма есть следствие «катастрофических», «насильственных» и других стрессогенных ситуаций во внешнем мире
  5. 3. Травматический «негативный материал» как явление психического мира может быть полностью нейтрализован, забыт, вытеснен
  6. 4. «Травматик» требует более бережного к себе отношения со стороны психолога/психотерапевта
  7. 5. Лечение психической травмы требует поиска специальных внутренних «позитивных ресурсов»
  8. 6. Следует избегать «психологической встречи» с «внешним разрушителем» (например, с физическим или сексуальным насильником) в целях уменьшения опасности «ретравматизации»
  9. 7. Сглаживание переживания, десенсибилизация («обесчувствливание») полезны для работы с травмой
  10. 8. Главное при травме — ассимилировать опыт, полученный в ходе травмирующей внешней ситуации
  11. 9. Некоторые виды травмы требуют при психотерапевтической работе специальных телесных движений или физического отреагирования
  12. 10. Для того, чтобы успешно работать с травмой, важно различать «свежую», «острую» и «старую» травму; «травму детства», «шоковую травму» и множество других видов травмы…
  13. Резюме
  14. Психотерапия травмы: работа с душевной болью
  15. Чего мы боимся? Обесценивание как механизм пси-защиты от боли
  16. Терапия травмы
  17. Уязвимость как противоядие от треугольника “преследователь-жертва-спасатель”
  18. Технология работы с травмой
  19. Психологическая травма детства: этапы работы с детской травмой
  20. Психологическая травма детства мешает жить
  21. Психологическая травма и 3 вида психологического насилия, которому мы подвергались в детстве
  22. Психическая травма детства постоянно напоминает о себе
  23. Психологическая травма детства: этапы терапии
  24. Формы работы и этапы терапии психологических травм детства и прошлого
  25. Новогодняя акция от психолога счастья: исцеление психики со скидкой 62%
  26. Психическая детская травма: книги по самотерапии в помощь!
  27. Купить все книги Барбары Шер в издательстве МИФ со скидкой!
  28. Психологическая помощь жертвам сексуального насилия
  29. Посттравматический синдром
  30. Стыд
  31. Примеры из практики: работа с дыханием и сеанс омовения
  32. Доверие
  33. Сексуальное оскорбление в детстве

Психическая травма — предубеждения психологов

Терапия травм насилия

Психологическая (психическая травма) — результат негативного воздействия на психику неблагоприятных факторов среды и событий, приводящих к дистрессу. Часто сочетается с физической травмой, обычно возникает при угрозе жизни или ощущению безопасности человека.

Травма есть последствие чрезмерного стресса и результат опыта, который выходит за пределы возможностей человека справляться с обстоятельствами, а также интегрировать получаемые эмоции по поводу имеющих место событий. Травматическое переживание может включать единичный опыт или череду повторяющихся ситуаций, которые сопровождаются сильным потрясением, которое не проходит спустя недели или даже годы.

З.Фрейд в своих поздних работах пытался показать субъективную природу травмы. Имеют значение в первую очередь не сами внешние события, а то, как они были восприняты человеком, насколько травмирующим оказался полученный субъективный опыт.

Даже в отсутствии реального физического, морального или сексуального насилия ребенок может испытать переживание сильной угрозы и невыносимой беспомощности, которое существенно повлияет на его восприятие себя, других людей, окружающей действительности и будет во многом определять дальнейшее поведение.

А, наоборот, на другого ребенка реально совершенное физическое насилие может и не оказать столь явного влияния. Это объясняет то, почему на одни и те же события, люди реагируют различным образом.

Гештальт мифы про травму

Автор – Долгополов Нифонт

Обсудим кратко десять распространенных психотерапевтических мифов про психическую травму, которые произвольно или невольно вползли в сознание гештальт-терапевтов и у многих благодатно прижились:

1. Травма есть необычное, «ненормальное явление» в психическом мире

Если понимать под травмой «разрушение внутренних психологических границ» человека, временно нарушающее целостность личности и работу систем психической саморегуляции, то понятно, что «ненормальным» надо считать человека, у которого нет «психических травм».

Установка на «ненормальность», зачастую является ятрогенной, провоцирующей пассивность, ригидность, пессимизм и «тормозящие чувства» – вину, стыд – при взаимодействии клиента с «травматическим материалом».

Первоначальная смутность, размытость психологических границ является характерологической особенностью личности, но она не есть собственно травма, однако является предпосылкой для развития травмы в стрессовой жизненной ситуации.

2. Травма есть следствие «катастрофических», «насильственных» и других стрессогенных ситуаций во внешнем мире

Действительно, катастрофические или насильственные (внешние по отношению к человеку) обстоятельства – частое явление. Но они не являются достаточным, или даже необходимым условием для травмы.

Поскольку понятно, что не все люди, прошедшие войну, пережившие землетрясения, пожары, наводнения и потерю близких, являются «травматиками.

А кто-то, кто не встречался в своей жизни с катастрофическими и разрушительными внешними событиями, может иметь определенные травмы (к примеру, «нарциссическая травма»).

Отсюда логически следует, что травма — событие внутреннего мира (хотя внешние события могут сильно «помогать» внутренним травматическим процессам).

3. Травматический «негативный материал» как явление психического мира может быть полностью нейтрализован, забыт, вытеснен

«Негативный материал», если он по-прежнему относится к ценностно-значимой зоне переживаний человека, с течением времени не исчезает, и его «интенсивность» может даже не ослабевать.

При гештальт-терапии происходит восстановление или создание эффективной границы контакта человека с этим материалом, позволяющей соприкасаться с ним в том темпе, объеме и таким способом, который не был бы деструктивным для личности в целом или для процессов психической саморегуляции.

4. «Травматик» требует более бережного к себе отношения со стороны психолога/психотерапевта

В определенном смысле любая «психологическая проблема», с которой приходит клиент на прием к психологу или психотерапевту, организует во внутреннем мире «ситуативную психологическую травму».

Поэтому не только не вижу полезности в «особой бережности» к «травматику», по сравнению с другими клиентами, но и часто наблюдаю вредность данной установки, поскольку она блокирует уровень возбуждения терапевта, его естественность, правдивость, диалогичность и другие свойства безопасных эффективных клиент-терапевтических отношений.

5. Лечение психической травмы требует поиска специальных внутренних «позитивных ресурсов»

Если «главным ресурсом» в гештальт-терапии является произвольное видение клиентом собственных разрушительных психических механизмов и процессов (например, осознавание способов прерывания значимых потребностных процессов), то специальные поиски «позитивного материала», наоборот, ослабляют этот ресурс.

Как гештальт-терапевт я верю, что при соблюдении «позитивных» условий психотерапии:

  • для меня это, прежде всего, интенсивные клиент-терапевтические отношения; важные свойства этих отношений — уважительность, отзывчивость, надежность, правдивость, доверие, прозрачность, отсутствие насильственного давления на клиента, диалогичность
  • доброжелательной установке терапевта к личности клиента и к любым его переживаниям
  • безопасных пространственных и временных характеристиках терапевтического процесса

будет возможно восстановление или создание «внутренних границ». Это ведет к восстановлению целостности личности и не требует опоры на специальный «содержательно-позитивный материал».

6. Следует избегать «психологической встречи» с «внешним разрушителем» (например, с физическим или сексуальным насильником) в целях уменьшения опасности «ретравматизации»

На мой взгляд, данный тезис-предубеждение может быть полезен только для специалистов первичного уровня обученности в психологии и психотерапии.

Идеология гештальт- метода противоречит данному тезису, поскольку без достаточно «полной встречи» с «разрушителем» невозможен и «полный контакт» с «носителем страха», а значит – полная проработка «фигуры страха» или других необходимых «эмоциональных фигур».

В психодраматическом методе аналогично: при драматизации, постановке сцен с насилием, отсутствие «обмена ролями» с «насильником» может приводить к увеличению проекционных страхов, мистификации «негативного субъекта», превращению конкретного «насильника» во «всемогущего монстра».

Грамотный «обмен ролями» с насильником, наоборот, приводит к увеличению переживания своего права отстаивать собственные границы и увеличению возможности выражения чувств при нарушении физических и психологических границ клиента.

7. Сглаживание переживания, десенсибилизация («обесчувствливание») полезны для работы с травмой

Как и в любой гештальт-работе, различение и осознавание границ является базовым инструментом психотерапевтического взаимодействия с клиентом. И, соответственно, сглаживание переживаний не полезно для любой гештальт-работы.

Если клиент естественным образом защищает себя конфлюенцией (размытостью границ) или дефлексией (избеганием чувств и других переживаний), или десентизацией (понижением уровня переживания), то с ним (независимо от того, является ли он «травматиком» или нет) работают с помощью осознавания способа защиты и целесообразности этого вида защиты в данный момент (а не насильственным разрушением «защиты»), а также помогают найти новые, более эффективные способы взаимодействия с «негативным материалом».

Другим немаловажным аспектом работы с острыми переживаниями является баланс «контакта» (который всегда является в определенном смысле фрустрацией) и «поддержки», который любила обсуждать Лора Перлз.

Еще один момент, на который следует обратить внимание, что для поддержки развития «фигуры», необходимым является достаточное исследование «фона», в частности на стадии «преконтакта». Поэтому осознавание «деталей травматической ситуации» не является «уходом» от фигуры переживания, а наоборот, «основанием» для ее интенсивного проживания.

Таким образом, можно сказать, что как «искусственное увеличение» (амплификация переживания), так и искусственное сглаживание (десенсибилизация и избегание переживания) часто неполезны и даже небезопасны при работе с травмой.

8. Главное при травме — ассимилировать опыт, полученный в ходе травмирующей внешней ситуации

Главным травмирующим процессом, на мой взгляд, можно считать не влияние катастрофических или насильственных событий на психику человека, и не сложность ассимиляции «травмирующего материала», а разрушительное отношение к себе со стороны собственного Я, как в процессе непосредственного воздействия «травмирующих обстоятельств», так и после окончания «травмирующей внешней ситуации».

Травмирующая внешняя ситуация является всего лишь триггером («спусковым крючком»), запускающим внутренний процесс саморазрушения – например, у человека гипертрофированы внутренние структуры, которые можно условно назвать ролями «беспощадного критика» и «безжалостного прокурора».

Не случайно, что намного более сильную психологическую травму, как правило, вызывает не первичная травмирующая ситуация, а вторичная.

Например, когда жертва обстоятельств подвергается обвинению, стыжению, игнорированию со стороны значимых близких.

Которые вместо необходимой поддержки организуют вольно или невольно «травлю», чем еще более «разжигают» внутренние разрушительные процессы травмированного.

Таким образом, главным акцентом в работе с «травматиком» является восстановление позитивного отношения к самому себе в процессе клиент-терапевтических отношений, и только вторым фокусом внимания терапевта является проживание конкретного «травмирующего содержания».

Завершением работы с травматическим опытом будет «завершение» значимых для клиента фигур и продуктивное («не интроективное») присвоение этого опыта, включающего

  • первично прожитую травму,
  • вторичные травматизации от социума,
  • и опыт терапевтической реконструкции.

9. Некоторые виды травмы требуют при психотерапевтической работе специальных телесных движений или физического отреагирования

Все виды эмоционального переживания сопровождаются определенными физическими движениями (мимикой лица, движениями рук и других частей тела) разной степени интенсивности.

В гештальт-методе феноменологическое наблюдение микроактивности частей тела или наоборот, обездвиженности конкретного клиента достаточно для соответствующих терапевтических действий-предложений в процессе гештальт-терапии.

Использование «знаний» (о телесных особенностях при различных видах травматизации) из экспертных методов для терапевтических интервенций автоматически ослабляет эффективность гештальт-метода в работе с клиентом в целом (хотя эти интервенции, безусловно, могут быть полезны сами по себе или в рамках экспертного метода).

10. Для того, чтобы успешно работать с травмой, важно различать «свежую», «острую» и «старую» травму; «травму детства», «шоковую травму» и множество других видов травмы…

Нисколько не дискредитируя «экспертные» направления в психотерапии и, глубоко уважая, признавая терапевтический опыт клиентов, выбирающих данные психотерапевтические подходы, напоминаю, что современная гештальт-терапия относится к противоположному полюсу психотерапий.

А именно феноменологическим, клиент-ориентированным, «гуманистическим» (последнее название не очень удачное, поскольку имеет в языке позитивную-этическую окраску — что не соответствует смыслу понятия, которое обозначает, что ответственность за психические процессы и поведение несет во всех случаях сам клиент!).

Из последнего уточнения в скобках понятно, что многие среди клиентов-«травматиков» предпочитают «экспертные» методы, а не гештальт-терапию, а многие гештальт- пытаются «прихватить» из «экспертных» методов «знания», которые, на первый взгляд, укрепляют их терапевтические позиции и методы работы.

Но, гремучая смесь «экспертных» и «антиэкспертных» психотерапевтических установок, как правило, только путает самого терапевта, разрушает его гештальт-способы работы и дезориентирует клиентов.

Резюме

Гештальт-терапия травмы базируется:

  • На исследовании самим клиентом (разумеется, при поддержке гештальт-терапевта) комплекса актуальных посттравматических переживаний;
  • На последовательной реконструкции патологически разрушенных «фигур сознания», «незавершенных гештальтов» – прерванных эмоциональных переживаний и потребностных процессов;
  • На продуктивном завершении этих «фигур сознания», эмоциональных переживаний и потребностных состояний.
  • На восстановлении позитивного самоотношения клиента (самоуважения, самопринятия и т.п.)

«Выгодность» такой гештальт-работы для клиента относится, по моему мнению, в основном к «зоне будущего».

По данным Т.Бэрли, после прекращения психотерапии, такие клиенты не уменьшают «свои достижения», а наоборот, даже увеличивают их (именно за счет в значительной степени самостоятельного осознанного восстановления собственных потребностных процессов, понимания собственных прерываний потребностей, осознавания способов восстановления саморегуляции и целостности личности).

А также, по данным исследователей, клиенты-«травматики», прошедшие гештальт-терапию (как, впрочем, и роджерианскую терапию) меньше разрушаются при последующих встречах с травмирующими внешними ситуациями (по сравнению с клиентами, прошедшими «экспертную» психотерапию).

Источник: https://mariadolgopolova.ru/stati/psikhicheskaya-travma-predubezhdeniya-psikhologov.html

Психотерапия травмы: работа с душевной болью

Терапия травм насилия

Это состояние, записанное в памяти нашего тела, а иногда и в памяти ДНК (если это родовое, семейное).

Это некая система конденсированного опыта – как эмоционально заряженный пузырек (порой их множество) в нашем теле, заставляющая нас быть зажатыми, меняющая паттерны нашего дыхания, делающая нас угловатыми, порой неуклюжими. Иногда – заставляя нас заедать, запивать и прочими подобными способами обезболивать невыносимое состояние.

Это состояние заряженное огромным количеством боли, невыносимой боли. Боль – это наша энергия, которая под влиянием какого-то события приняла отрицательный заряд, который ранил и кусал нашу душу.     Мы привыкли думать, что травма – это нечто, что нужно как можно быстрее “заклеить пластырем” повседневности, т.е.

вернуться в обычную жизнь и оно “само заживет”. Но корни травмы глубже – у нее есть скрытое послание для нас: активизация недорешенных задач, недоигранных сценариев – часто родовых, семейных – в них тоже полно зажатой энергии, которая хочет вернуться домой: к нам, рассказать нам свою историю и получить принятие и поддержку.

Эта боль фонит в нас обидами, ощущением безвыходности, беспомощности, состоянием проживаемой неcправедливости – это все наша сила, которая хочет вернуться к нам, освободившись от отрицательного заряда негативной памяти. Любая пси-травма приоткрывает дверку боли, из-за которой на нас потоком выливается боль. И мы растеряны.

Не знаем, что с этим делать. Культура приучила нас к адекватности, а ведь в этот момент проживания боли – хочется орать, кусаться, требовать поддержки и вообще-то материться. Но мы – адекватные люди, а потому: “все хорошо, не беспокойтесь. I'm fine”.

Чего мы боимся? Обесценивание как механизм пси-защиты от боли

В этот момент мы на самом деле просто боимся захлебнуться в боли, не справиться с ее потоком. Ведь нам так привычно ОБЕСЦЕНИВАНИЕ. Я буду в статье называть этот процесс ИНТРОЕКТИРОВАНИЕМ. Механизм Интроектирования.

1) Обесценивание и подкоп под Идентичность.

Для того, чтобы уронить человека из взрослой (самостной, самостоятельной) позиции, с помощью слов и поведения, вызывается детское состояние – то, при котором человек ощущает свою зависимость от значимых других (от пуповины) в плане получения ресурсов. По-простому это провокацией зовется: типа, докажи, что ты не верблюд. Все мы были детьми, были зависимы от родителей, учителей, от их решений, отношения к нам, отношений их друг с другом. Так что это состояние детсткости у нас заякорено. Достаточно просто – с помощью подходящих якорей (слов, интонации, поступков) – его простимулировать, активизировать детские травмы, травмы из перинатального периода и через них – недоигранные сценарии, прошлые игры: родовые, семейные, в которых очень много боли. Задача очень понятная: свалить Самость в состояние, когда возникает ощущение тотального поражения. А дальше…

2) Из этого состояния человека заставляют решать взрослые задачи.

И человек из-за этого может испытывать стыд, вину, унижение, отвержение за свою несостоятельность, неспособность справиться с ситуацией. Происходит импринтирование (впечатывание) состояния – “ты неудачник, лузер”. Человек сам начинает верить в это – он же видит, что и впрямь не справляется с ситуацией. Это состояние-ощущение чаще всего впечатывается в теле от солнечного сплетения до горла, блокируя способность к самовыражению, активным действиям, проявлению своей подлинности. Ларингиты, трахеиты, захлебывание кашлем, позывы к тошноте, сдавливание в районе грудной клетки – все это попытки тела освободиться от этого встроенного предписания “ты-неудачник”. И освободившись от него – разблокировать в своем теле энергию травмы, освободить ее от отрицательного заряда, чтобы вернуть себе запертую в травме часть себя.

3) Освобождение возможно: через крик, слезы, истерику, мат, через высказывание своей боли, рыдание, смех. Но…

Как только в современном мире человек пробует рассказать об этом: выговорить, выплеснуть, выкричать это из себя, выплюнуть этот интроект – он очень часто сталкивается со специфической реакцией окружения. Ему указывают тут же на его неадекватность. Вся современная культура пронизана пропагандой удобности и адекватности: а именно – запрета на определенные эмоции, разговоры, слова. Мат, в частности. И я не имею в виду случаи, когда мат затыкает дырки в словах – хотя это тоже симптом нашего болеющего вида, застрявшего в травме. Когда же человеку затыкают рот, обвиняют его в неадекватности, в том, что он пытается освободиться от интроектов – снова происходит сваливание его идентичности в детское состояние, см. п. 1. Круг замкнулся. Самое трудное на этом этапе – разотождествиться, не верить своему ощущению ничтожности и поражения. Это священное право человека послать все авторитеты на…. далеко, в общем. Ведь обесценивание – это механизм, с помощью которого обесценивающий защищается от своих травм, своей боли, которая актуализируется, под влиянием человека, проживающего боль.

Терапия травмы

Она простая и одновременно – очень-очень непростая. Для этого психологу или психотерапевту нужно уметь принимать в себе боль, уметь БЫТЬ в состоянии УЯЗВИМОСТИ, не стесняться своей ранимости, не испытывать вины за собственное несовершенство, чувствовать ресурс в своей подлинности: как в силе, так и в слабости – а не прикрывать уязвимость очередными масками эго.

Это про то, что для распаковки травмы нужно уметь держать-поддерживать: проживать и не застревать, Поле любой силы. [Поле – полевой разум: это эмоционально и информационно заряженное пространство, возникающее между тобой и клиентом.] И в нем – невыносимая боль травмы, нуждающаяся в некотором моменте позитивного покровительства.

Чтобы психолог мог одновременно чувствовать-держать Поле с болью и при этом оставаться активным наблюдателем, способным найти ресурс – не сваливаться в обесценивание и оценивание переживаний клиента, не спасаться бегством или саботажем от этой сильной энергии. Это про то, что у данного психолога должен быть преодолен страх смерти, когда смерть воспринимается частью жизни.

А потому – не надо защищаться от боли: она уже никого не убьет. Все останутся живы. Уязвимость психолога – это необходимый ресурс в работе с травмой клиента. Она – уязвимость – провокатор отказа от пси-защит, она вскрывает выхолощенную маску с кучей пластырей, под которой – боль как энергия: огромное количество энергии.

Ведь часто клиент долгие годы в одиночку борется с травмой, накапливая огромное количество подавленной боли.

Уязвимость как противоядие от треугольника “преследователь-жертва-спасатель”

Что такое уязвимость? Уязвимость – это способность человека открыться, несмотря на угрозы расклевывания его ценностей. Способность быть несовершенным и чувствовать себя в порядке, самоценным и самодостаточным. История от меня. Уж сколько раз я вынужденно поработала спасателем – не пересчитать.

Часто просто потому, что больше было бы некому разгрести ситуацию и настал бы полный швах в тех конкретных моментах прошлого, о которых пишу. Сколько раз я стояла в системных расстановках за бойцов, прошедших всякие боевые действия – уже не перечесть. И почему-то всегда в роли спасателя, того, который вытаскивает товарища из пекла. И внутри: “Вот вот умру.

Но если сдамся – будет еще хуже”. Такой вот любопытный паттерн. Еще когда даже не планировала быть психологом бывало, что мужчины виды повидавшие – рыдали у меня на плече к боли своей прикасались и, слава Богу, что хоть хватало у меня тогда ума – просто давать поддержку этому процессу распаковки травмы, без без суждений – просто глаза в глаза.

Увы, спасателем поневоле я работала лет с 4-х жизнь так складывалась, что я оказывалась самой сильной и дееспособной во всяких перепетиях и жизненных коллизиях. По принципу: разгребает всегда тот, кто способен разгрести.

И каждый раз, когда мне реально нужна была помощь и простое человеческое участие обычно заканчивалось все тем, что та самая дихотомия “брать-отдавать” вырастала во всей красе: оказывалось, что я должна за все-все-все, включая даже то, чего не было в прайсе спасения. Мне бескорыстные спасатели ни разу не попадались.    Вот и получалось – вечный перекос не в мою пользу.

 Просто никто не мог держать поле с болью и впадал в банальные пси-защиты: от обесценивания меня, до дальнейшего требования от меня, чтобы я вернула долг, которого не брала, да еще и с процентами. Поэтому, в психотерапии все честнее – в своем случае я платила за то, что психолог обладал опытом и способностью держать Поле с проживаемой мною болью. И сейчас все просто.

Абсолютная простота – способность оказать позитивное покровительство боли и дать ресурс поддержки, не обесценивая опыт, дать ему право эмоциональной разрядки.  Дело в том, что психотерапия травм – это вызов для любого психолога: вызов его боли, его отношения к своей боли, его способности держать Поле.

Ведь, если не обобщать, то в связке с болью очень часто будут идти страх, ярость, обида и очень-очень насыщенный и многообразный поток чувств другого человека. Огромное количество подавленных эмоций-энергий. Иначе, треугольник спасатель-жертва-преследователь возникнет всенепременно. И захочется обесценить чужую боль, а точнее собственную неспособность вынести эту боль и собственную уязвимость – способность быть раненым и признаться в этом.

Технология работы с травмой

Для этого нужно всего лишь три вещи:

1) Человек, готовый прикоснуться к своей боли. Иногда эта подготовка занимает месяцы и вскрывает кучу изысканных технологий пси-защит.

2) Другой человек, способный держать Поле и выдержать – оказать позитивное покровительство – боли другого, побыть необходимое количество времени в состоянии уязвимости и при этом в контакте с ресурсами.

3) Куча носовых платочков.

Первый этап проходит тем быстрее, чем в лучшем контакте психолог с собственным несовершенством и уязвимостью. Так что, права была моя коллега-расстановщица: “Боль – это мощный ресурс”. Только, давая себе право на ранимость – человек может стать по-настоящему сильным, по-настоящему Человеком.

Психическая травма,

Понравился пост? Поддержи журнал “Психология Сегодня”, нажми:
Понравился пост? Поддержи журнал “Психология Сегодня”, нажми:

Психическая травма,

Управление эмоциями, Психическая травма, Спасательство, Жалость,

Психическая травма, Случаи из практики психотерапии,

Психотерапия, Психическая травма,

Психическая травма,

Мотивация, Личность, Неуверенность в себе, Психическая травма, Нерешительность,

Страх, Стресс, Психическая травма, Посттравматическое стрессовое расстройство,

Страх, Неуверенность в себе, Психическая травма, Стыд, Нерешительность,

Застенчивость, Чувство вины, Неуверенность в себе, Инфантильность, Психическая травма, Психологические защиты, Нерешительность,

Созависимость, Нарциссизм, Психическая травма, Психопатия, Эмоциональная зависимость, Спасательство,

Бессонница, Стресс, Тревожность, Психическая травма,

Застенчивость, Неуверенность в себе, Психическая травма, Телесные блоки, Нерешительность,

Психотерапия, Психическая травма, Посттравматическое стрессовое расстройство,

Нарциссизм, Личность, Психическая травма, Перфекционизм,

Ceкcуальность, Психическая травма, Насилие, Женщины, Психологическое насилие,

Психическая травма,

Невроз, Психическая травма, Пограничное расстройство личности,

Инфантильность, Психическая травма, Психологические защиты, Детско-родительские отношения,

Депрессия, Психическая травма, Психологическое насилие, Детско-родительские отношения,

Фобии, Гипноз, Психическая травма,

Депрессия, Психическая травма, Посттравматическое стрессовое расстройство,

Депрессия, Психотерапия, Психическая травма, Случаи из практики психотерапии,

Психотерапия, Психическая травма,

Личность, Психическая травма,

Психическая травма, Мужчины,

Психическая травма,

Психическая травма,

Психическая травма,

Психическая травма,

Источник: http://psyhologytoday.ru/public/psikhoterapiya-travmy-rabota-s-dushevnoy-bolyu/

Психологическая травма детства: этапы работы с детской травмой

Терапия травм насилия

Психологическая травма детства. Самотерапия психической травмы детства. Психологические причины нашего сегодняшнего поведения корнями уходят в детский возраст. Сценарий нашего поведения и реагирования зависит от наших детских травм.

Психологическая травма детства мешает жить

Часто, травмы полученные нами в детстве мешают жить в настоящем, травмированная душа не дает быть счастливым, полноценно наслаждаться жизнью и творить ее.

Чем сильнее психическая травма, полученная в детском возрасте, тем сильнее душевная боль в настоящем, тем чаще мы возвращаемся сознанием в раннюю травмирующую ситуацию.

Задача настоящего — избавить душу от психических травм детства. Самостоятельно, прибегнув к само терапии или с помощью психолога — автора этого блога.

Детские психические травмы бывают разными по степени воздействия на настоящее, но все они связаны с физическим и психологическим насилием.

Большинство травм души родом из нашего детства

Все мы родом из детства. Хочешь исцелить душу сейчас — исцели психику, покалеченную в детстве.

Психологическая травма и 3 вида психологического насилия, которому мы подвергались в детстве

Все люди, без исключения, подвергались этим 3 видам психического насилия, и всякое насилие обязательно связано с ограничением свободы выражать свою волю, проявлять себя и получать свободу в желаниях и действиях.

  1. Психическая травма связанная с кормлением.

  2. Психическая травма связанная со сном.

  3. Психическая травма связанная с телесным наказанием.

Плюс запреты, психологическое программирование, проклятия, злые пророчества, море негатива и ругани, лишения, розги, наказание, вбивание в мозги и вычищение свободомыслия.

Исцеление души, освобождение от тяжелого наследия прошлого — работа непростая, именно из-за того, что очень много у травмированных в детстве людей накопленных, подавленных и застарелых ран и чувств.

В то же время, если знать как правильно работать с травмой, то само терапия или психологическая терапия превращается в интересный и творческий процесс.

Психическая травма детства постоянно напоминает о себе

Вопреки тому, что воспоминания связанные с психологическим насилием в детстве очень тяжелые и заставляют вновь и вновь нас болеть душой, многие травмированные постоянно мысленно и в памяти возвращаются к ситуациям, связанных с травмой. Пережевывают опять и опять мысленные ответы и реакции, пере проживают травму многократно.

Психическая травма детства словно резиновая лента постоянно мыслями возвращает нас туда, где нам было больно и страшно. Психолог Счастья (с)

Другим, трудно избавиться от кома накопленных чувств, которые по разным причинам трудно или невозможно было выразить тогда, и этот шлейф боли, неприятия себя и саднящее чувство вины страха и гнева тянется из прошлого, мешая быть счастливым в настоящем. 

Психологическая травма детства: этапы терапии

Сегодня я дам Вам краткий план по самотерапии психологической травмы, причем не важно, произошла она давно, в детстве или в недавнем прошлом взрослой жизни.

Создайте поля поддержки и любви, чтобы исцелить душу от травмы детства

Главное правило работы с травмой — создайте поле поддержки, никогда не работайте с травмой в полном одиночестве.

  • Проведите предварительную аналитическую работу со знающим человеком, например с автором этого блога.
  • Запишите основные этапы работы на бумаге, начинайте работу по освобождению души с работы над принятием чувств: страха, боли, гнева.
  • Разрешите себя плакать во время работы с травмой.
  • Посещайте психотерапевтические группы, в котором создано поле принятия и поддержки.
  • Обязательно проводите работу по исцелению и принятию своего Внутреннего Дитя.
  • Часть работы, хотя бы несколько раз, особенно по терапии сцен насилия проведите при поддержке психолога.
  • Настройтесь на длительный и болезненный процесс исцеления.

Не всегда нужно работать с травмой детства через переживание травмирующих ситуаций и сцен насилия, дальше я дам Вам основные этапы и формы работы.

Формы работы и этапы терапии психологических травм детства и прошлого

Вот главные этапы и формы работы с психической травмы в свободно последовательности, поскольку нужную последовательность проработку каждой техники и каждого способа терапии определять все-таки должен специалист.

  • Техника затуманивания прошлого. Иногда травмирующие ситуации детства настолько болезненны, что каждое новое воспоминание-погружение только усиливает боль. Именно для таких ситуаций, записанных в подсознании и нужна техника затуманивания.
  • Исцеление Внутреннего Дитя. Подходят любые техники, многие из которых описаны на этом блоге. Плюс очень хороши аудио медитации, которые я записал несколько лет назад, и которые укрепят внутреннюю уверенность, чтобы получилось справиться с другими болезненными артефактами детства.
  • Принятие запретных чувств. Очень часто в ходе насилия были подавлены или отвергнуты важные, базовые эмоции. Такие как боль, плачь, страх или гнев. Важно провести работу по их принятию и научится свободно выражать их. Опять же техники ищите в разделах этого блога, которые начинаются со слова «Самотерапия». Определить, какие эмоции под запретом или отвергнуты поможет знающий психолог — обращайтесь.
  • Перезапись травмирующих сцен насилия. Техник и методик тут много. Это и внедрение волшебного помощника, и письма из будущего, и работа с субличностями. Основной принцип перезаписи — его суть — представлен на рисунке-схеме выше. Главное создать в подсознании развилку и переключить его на новое видение сцены, в которой травмы не было, скорее наоборот было оказано максимум поддержки и чувств защищенности.
  • Письменные техники работы с психическими травмами. Это письма прощения и благодарности, ведение дневников и вахтенных журналов состояний, мыслей, глубинных убеждений, работа с рисунком, глиной и пластилином с последующим составлением письменного отчета.
  • Техники работы с подсознанием. Это работа направленная на привлечение внутренних ресурсов и помощников, животных силы и использование волшебных предметов, техник инициации силы и направленного сновидения.

Это далеко не полный перечень техник и приемов самотерапии и психотерапии травмы детства. Если психическая травма серьезная, рекомендую воспользоваться моим новогодним предложением и начать работу по исцелению души сразу же после январских праздников.

Новогодняя акция от психолога счастья: исцеление психики со скидкой 62%

Предлагаю приобрести 3 моих самых востребованных услуги в 2015 году и ранее со скидкой в 62% — она взялась из нумерологических значений 2015 (8) и 2016 (9) годов и возраста, который достиг психолог счастья (45) в уходящем году.

3 востребованные услуги от психолога счастья 

Вот эти продукты от психолога счастья

  1. медитации по исцелению Внутреннего Ребенка. Как прекрасная работа укрепления силы «Я» и самотерапии израненной травмой души.

  2. 3-х месячный абонемент по переписке с психологом счастья. Отличный аналитический и поддерживающий инструмент в работе над психической травмой. Плюс 1 скайп сеанс в подарок.

  3. 4 онлайн сеанса по работе с травмой. Не обязательно с травмой, но такую работу изначально я предлагал для анализа и изменения сценария жизни со скидкой 20%.

Итого 3 инструмента от психолога счастья на совокупную сумму 34 690 рублей. Понятно, что такую жирную скидку (минус 15290 рублей) я предлагаю на ограниченную аудиторию, поскольку работа предстоит с моей стороны большая, поэтому только первые 5 покупателей воспользуются этим вкусным новогодним моим предложением.

К психотерапии травмы приступим сразу после Новогодних каникул и продлим до 1 апреля, после чего улыбнемся и задышим полной грудью освобожденной от травмы души.

Психическая детская травма: книги по самотерапии в помощь!

Есть ряд книг, которые призваны помочь Вам в исцелении души и избавления психики от психологической травмы детства.

Я говорю сейчас о наборе из нескольких книг Барбары Шер, вышедших в издательстве МИФ.

Обложка книги О ЧЕМ МЕЧТАТЬ

Перейдите по ссылке и купите его себе в подарок к Новому Году — будет чем заняться в новогодние каникулы! Психологическая травма детства будет взята под контроль!

Купить все книги Барбары Шер в издательстве МИФ со скидкой!

Психологическая травма детства не дает спокойно спать по ночам?

Источник: http://PsymanBlog.ru/samoterapiya-dushi/psixologicheskaya-travma-detstva-detskaya-travma/

Психологическая помощь жертвам сексуального насилия

Терапия травм насилия

Прежде чем начать работу с клиентом, пережившим столь тяжелую травму, нужно понять, с какой из двух категорий мы имеем дело. Первая – жертвы сексуального оскорбления, у которых насилие произошло во взрослом сознательном возрасте.

Вторая, более сложная, когда сексуальное оскорбление случилось в детстве и стало сильной травмой, которую зачастую ребенок не помнит. В таких случаях часто клиент имеет проблемы со сном, трудности в отношениях, депрессию, но изначально приходит с другим запросом.

И только в ходе терапии выявляется истинная проблема, после чего с согласия клиента начинается работа в этом направлении.

Посттравматический синдром

Рассмотрим ситуацию, в которой инцидент насилия произошел в сознательном возрасте. Человек, осознавая факт насилия, хочет, наконец, продолжить жить дальше без этих впечатлений.

Поэтому сначала надо провести технику ПТСР – снятия посттравматического стрессового расстройства. Для нее существует даже отдельное психологическое направление: такие специалисты выезжают на места различных происшествий.

Чем быстрее они начнут работать, тем лучше. Важно, чтобы человек во всех подробностях рассказал о происшествии.

По мнению ряда психотерапевтов, сексуальное насилие оказывает влияние на все области – тело, ум, духовную сферу, эмоции. В работе с ПТСР используются разные техники. Одна из основных задействует манипуляцию движением зрачков клиента.

С помощью их движения особым образом стираются негативные воспоминания. ПТСР – первый обязательный этап работы, когда оказывается психологическаяпомощьжертвам сексуального насилия.

Стыд

Следующий этап – длительная работа, связанная со стыдом. Есть много причин, по которым у жертвы сексуального насилия возникает сжигающее чувство стыда. Говоря терминами теории эго-состояний, Критикующий Внутренний Родитель начинает обвинять, и Внутренний Взрослый начинает считать, что сам спровоцировал изнасилование. Внутренний Ребенок тоже так думает и страдает от этого.

Необходима сложная работа по восстановлению справедливости. Клиент должен понять, что вина лежит не на нем, снять со своего Внутреннего Ребенка груз вины и тогда Критикующий Родитель прекратит нападки.

Чувство стыда бывает связано и с тем, что при насилии нарушаются границы. После насильственных действий с телом жертва начинает считать, что ее тело грязное. Начинается диссоциация собственного тела, которое превращается в ненавистный объект. От этого чувства надо избавляться.

Техники работы можно разделить на жесткие, выразительные и мягкие. Так, например, интенсивный массаж не рекомендуется. А выразительные техники Гештальт, психодрама подойдут. Цель работы – пережить, переосмыслить и отпустить прошедшие события.

Хорошо использовать и мягкие техники – работа с дыханием, легкое прикосновение к активным точкам, зрительный контакт, осознание телесных процессов.

Примеры из практики: работа с дыханием и сеанс омовения

Молодую девушку 17 лет изнасиловал двоюродный брат. После этого у нее возникло жуткое чувство стыда за свою сексуальность.

Она отрицала свою женственность, ненавидела свое тело за привлекательность.

Считала все части своего тела, особенно интимные, грязными, недостойными, боялась к ним прикасаться и не упоминала их в речи. Ей требовалась помощь психолога как жертве сексуального насилия.

Телесно-ориентированная работа с ней заключалась в том, что надо было запустить процесс расслабления в теле. Она принимала положение лежа на планке (специальный инструмент для йоги критического выравнивания), затем психолог предлагал упражнения из дыхательной техники.

Направляя вдох и выдох в определенные части тела, проходил по задней, потом передней поверхностям тела. Это была длительная работа, и только через несколько месяцев девушка смогла вместе с консультантом называть свои интимные части тела и описывать, насколько они красивы и женственны.

Постепенно она смогла признать свою женственность и начать примиряться со своей сексуальной привлекательностью.

Еще один пример. Вышеописанная техника изнасилованной взрослой женщине не помогла. Она жаловалась на острое ощущение грязи и буквально описывала себя дерьмом. Эти чувства натолкнули психолога на сеанс омовения, то есть омовения от грязи. Женщину накрыли простыней. Психолог взяла мочалку и мыла ее с приятным средством для ванны через простыню.

Клиентка проговаривала, что чувствует, когда очищается ее нога, рука, потом интимные части. Главное – она смогла проговорить, что каждая часть ее тела очищается. Психолог предложила представить, что все женщины ее рода стоят рядом, держат свечи и помогают ей. Клиентка чувствовала поддержку всего своего женского рода.

После такого ритуала ее немного отпустило: ушел сильный синдром стресса. Предстояла дальнейшая работа.

Доверие

Так как были нарушены физические границы жертвы сексуального насилия, начинаются проблемы и с ее психологическими границами. Поэтому следующий этап работы – установить адекватные границы для выстраивания длительных отношений с противоположным полом.

Бывает две крайности: клиентка настолько напугана, что никого к себе не подпускает и всех мужчин считает насильниками или, наоборот, превращается в постоянную жертву и как бы приглашает к насилию.

Такие женщины начинают ходить по барам и вступать в бесконечные связи. Нужно разобрать с клиентом его повторяющийся паттерн, так как это защита психики, которая так пытается решить проблему.

Работа с восстановлением границ очень тонкая и ведется с помощью телесно-ориентированной терапии и гипнотерапии.

Сексуальное оскорбление в детстве

Психологическая помощь жертвам сексуального насилия, пострадавшим в детстве, начинается с определения факторов вреда:

  • природа сексуальных действий, включая частоту, продолжительность и интенсивность;
  • стадия развития ребенка;
  • отношение ребенка к насильнику;
  • как семья реагировала на факт сексуального оскорбления. Если родители восстанавливают справедливость, инцидент может почти не оказать воздействия на психику. А вот если наоборот, психике будет нанесен вред.

Жертвы сексуального насилия многое забывают, но факт насилия можно выявить по косвенным симптомам:

  1. Ребенок не помнит какой-то период своей жизни, например, до 7 лет или с 5 до 8 лет. Если целый кусок детства амнезирован, скорее всего, в это время и произошли сексуальные воздействия.
  2. Воспоминание о предполагаемом действии как о сне, фантазии или клиент рассказывает, что это произошло с кем-то другим.
  3. Трудности социализации в детском саду, школе. Например, ребенок пытается привлечь к себе внимание неординарным способом, испытывает большую потребность в поглаживании и пытается его получить через сексуальное соблазнение.
  4. В целом чувствует себя ущербным, понимает, что что-то не так и сохраняет это состояние до взрослого возраста.
  5. Клиент часто просыпается от кошмаров в холодном поту или имеет какие-то навязчивые идеи. Например, одна женщина не могла спать без трусов.
  6. Промискуитет в подростковом или раннем взрослом возрасте.
  7. Сильные трудности в установлении и поддержании интимных отношений.
  8. Видимые признаки депрессии, которые клиент может и не признавать.

Больше 4 признаков указывают на насилие. Конечно, утверждать стопроцентно только по этим признакам все равно нельзя. Психолог предложит пройти в вытесненное бессознательное с помощью образов, фантазий, техник арт-терапии, Гештальт-терапии.

Психолог консультант Элина Иванова

Источник: http://goodpsy.ru/pomoshch-psikhologa/68-psikhologicheskaya-pomoshch-zhertvam-seksualnogo-nasiliya

Психодоктор
Добавить комментарий