Вина как толчок к развитию

История Вина

Вина как толчок к развитию

Скорее всего, так и останется загадкой точная дата первого производства вина, но учёные сходятся во мнении, что впервые оно появилось в древней Месопотамии, на территории современного Ирана, во временной промежуток с 6000 по 5000 год до нашей эры. Основой для производства могли служить финики или любые другие плоды известных в то время деревьев.

Сегодня, как и много лет назад, термином «вино» иногда называют продукт брожения не только фруктов, но и цветов, зерна и даже риса.

Во всём мире, чаще всего, словом «вино» называют алкогольный напиток, полученный путём ферментации (спиртового брожения) виноградного сока; этот процесс играет важную роль стабилизатора и консерванта, позволяя вину не портиться и храниться до момента потребления.

Ферментация – это естественный процесс, в ходе которого сахар (глюкоза и фруктоза), содержащийся в винограде, под воздействием микроорганизмов – дрожжей перерабатывается в алкоголь, который, в свою очередь, защищает вино от образования болезнетворных микробов, что превращает его в напиток более подходящий для употребления в отсутствии чистой питьевой воды. Жители средневековой Флоренции, например, старались пить не меньше 1,5 литров разбавленного водой вина в день, опасаясь, что источники вокруг города и знаменитая река Арно могут быть отравлены врагами республики.

Но алкоголь имеет не только обеззараживающие действие, его влияние на организм всегда имело двойственное значение.

С течением времени, в разных культурах и религиях отношение к вину менялось, кто-то ему поклонялся, как божественной субстанции, а где-то вино являлось запрещённым напитком.

Но в одном отношении потребление вина оставалось неизменным – долгое время оно было доступно лишь богатым и зажиточным сословиям людей.

В наши дни ситуация в корне изменилась – из элитарного напитка, доступного узкому кругу состоятельных людей, вино превратилось в продукт массового потребления. Глобализация способствовала появлению новых винных рынков и стран производителей вина.

В 2008 году впервые за всю историю в США было выпито больше вина, чем в Италии, а Новый Свет обогнал Европу по объёмам винного производства.

Потребление вина неизменно растёт, даже с учетом экономической нестабильности многие ценители вина предпочитают пить более доступные вина, чем отказаться от вина совсем.

Для того, чтобы лучше понять, что такое вино, обратимся к его истокам.

От Египтян к Грекам

Находки археологов свидетельствуют, что древние египтяне стали массово выращивать виноградную лозу в IV тысячелетии до н.э., хотя вначале они создавали вино не только из винограда, но и из сока пальмового дерева, фиников, а иногда и граната.

Со временем популярность виноградарства возросла, и к началу 3000 г. до н.э. – на момент царствования первой династии фараонов, египтяне знали и культивировали шесть сортов винограда.

На древних фресках в гробницах египетских фараонов, отлично сохранившихся до наших дней, мы можем увидеть слуг, собирающих виноград, а также фигуры фараонов и жрецов, держащих сосуды с вином в руках.

Археологи до сих пор находят в пирамидах остатки сосудов с указанием года, места производства вина и именем винодела, что является неким древним прообразом современной маркировки вин.

Для производства виноградного сока собранные ягоды египтяне давили босыми ногами или же отжимали в мешках. Далее виноградный сок с мякотью выливали в глиняные сосуды, где проходила ферментация (брожение).

Во время этого процесса в отверстия сосудов также вставлялись тростниковые трубочки для отвода углекислого газа.

После окончания процесса ферментации сосуды закрывали глиняными затычками (которые являлись, скорее всего, первыми винными пробками в мире).

Вино в Древнем Египте было ценным и привилегированным напитком, поэтому оно было доступно лишь фараонам и жрецам, которые использовали его для обрядов богослужения, принося его в жертву различным богам.

Более того, 90% вина экспортировалось по реке Нил и Средиземному морю, являясь важным фактором экономического развития страны.

Кроме того, египтяне открыли целебные и антибактериальные свойства вина, поэтому врачи в Древнем Египте активно применяли его для стерилизации ран и в качестве обезболивающего средства.

Амфора для хранения вина.
Греция III–IV век до н.э.

Но именно греки были первыми, кто превратил вино в неотъемлемый элемент культурной жизни народа.

И хотя греческое вино мало чем напоминало современное, в него добавлялись травы, специи, мёд и морская вода, без него сложно было представить «symposium» того времени – интеллектуальную беседу за чашей вина.

Греки путешествовали по всему Средиземноморью и распространяли культ Диониса – бога вина – на территории Северной Африки, южной Испании, юго-западе Франции, Италии и Сицилии. Вино перевозилось и хранилось в конусообразных сосудах с двумя ручками – амфорах.

Римская Эпоха

Римляне, вслед за греками, продолжили распространять культуру вина ещё дальше – на север, они также были первыми, кто заложил основу классификации сортов винограда. Советам Плиния старшего и поэта Вергилия современные виноделы следуют по сей день: «Лоза любит открытый солнцу высокий холм».

Римляне научились подвязывать лозы к небольшим деревьям, этот метод применяется в настоящее время на юге Италии и в Португалии.

Они также превзошли греков в умении хранить и выдерживать вино, для этого использовались не только глиняные амфоры, но и деревянные бочки. К 250 году н.э.

римляне культивировали вино на территориях современного Лангедока, в долине рек Роны, Луары, Рейна и Мозеля, а также в Бургундии, Бордо, в Париже и Шампани, заложив тем самым основы современной винной географии Европы.

Постепенно культ римского бога Бахуса сменился христианизацией Великой империи, но вино продолжало играть значительную роль в религиозной жизни людей; в Ветхом Завете оно упоминается не менее 150 раз, а в Новом Завете Иисус Христос совершает чудо, превращая воду в вино на свадебном пиру в городе Кане, недалеко от Назарета. К югу от Иерусалима археологи обнаружили значительных размеров пресс для вина, который ученые датируют VI-VII веками н.э., когда эта территория входила в Византийскую империю, главной религией которой было христианство.

Средние Века

За тысячелетний период после падения Рима и до начала эпохи Ренессанса, виноделием занималась и его пропагандировала церковь.

Монахи активно культивировали различные сорта винограда, изучали почвоведение, экспериментировали с методами подвязки лозы и вслед за римлянами усовершенствовали процессы ферментации и выдержки вина.

Крестьяне не имели права самим производить вино, они были обязаны привозить виноград в близлежащий монастырь для последующей ферментации, за осуществление которой монахи взымали пошлину – 10% полученного в процессе вина.

Среди благородного сословия считалось почётным пожертвовать часть земель на церковные нужды, вскоре после этого монахи превращали их в цветущие виноградники, а знать за это получала отпущение грехов. Таким образом, монастыри процветали, и виноделие играло в этом далеко не последнюю роль.

В 1152г. английский король Генрих II, герцог Нормандский женился на Элеоноре Аквитанской, приданным которой были северо-западные земли Франции – современный регион Бордо. Генрих к тому времени уже являлся собственником многих виноградников в долине Луары, а приданное Элеоноры превратило его в крупнейшего винного землевладельца на территории Средневековой Европы.

Благодаря этому факту, в течение трёх столетий англичане наслаждались винами Бордо, Лангедока и Луары. Столетняя война положила конец этой традиции в 1453 г., когда французам удалось отвоевать эти земли. Англичанам в свою очередь пришлось искать новые источники поставки вина, которыми скоро стали такие страны как Германия, Италия, Португалия и Испания.

XVII век – Современное время

К концу XVII века церковь потеряла свою роль крупнейшего землевладельца, и многие виноградники оказались в частных руках. В XVIII веке изобретение более прочных бутылок и пробок послужило толчком к развитию региона Шампань. Шампанское вино вскоре приобрело мировую популярность, достигнув такие отдалённые регионы как Африка, Азия, Северная и Южная Америка.

Первую половину XIX века многие историки называют «золотой эпохой вина». В этот период французский химик Луи Пастер – известнейший ученый того времени использует виноград для своих научных опытов.

Досконально изучив процесс ферментации (брожения), он открыл реакцию винификации и вычислил правила, по которым она протекает. Он также установил, что за это время из каждого грамма сахара получается 0,6 миллиграмма спирта, открыв тем самым метод контроля получения алкоголя в вине.

Помимо этого, учёный нашел метод избавления вина от неприятного запаха и вкуса, который возникает благодаря присутствию микроорганизмов, находящихся на поверхности виноградной кожицы и внутри неё.

Благодаря этим научным открытиям, процесс производства вина стал более управляемым и менее рискованным, стало появляться всё больше винных производителей, которые начали маркировать вино своим именем.

С 1850 по 1875 г. площади французских виноградников возросли на 200 000 га, из которых 132 тысячи были высажены в Лангедоке. Постепенно виноградники начали спускаться в равнины, тесня тем самым пастбища, хлебные поля и прованские оливковые рощи. Также, к этому периоду относится первая официальная винная классификация – классификация вин Бордо 1855 года.

Вторая половина XIX века была менее удачной для винной индустрии того времени. Из Северной Америки в порт Бордо прибыл корабль с филлоксерой, опасным насекомым, пожирающим не только листья, но и корни виноградной лозы.

До этого множество насекомых попадало на торговые корабли, устраиваясь в упакованных связках черенков или в корнях растений, которые везли в Европу. Но за несколько недель, пока продолжалось длительное путешествие, все насекомые успевали погибнуть.

К 1850-м годам технический прогресс способствовал сокращению сроков пересечения Атлантики, корабли стали более быстрыми, и это послужило толчком к распространению филлоксеры.

В течение последующих 25 лет она распространилась по всей территории Европы, погубив тысячи гектар виноградников, пока в XX веке не был изобретен способ борьбы с этим вредителем – сразу несколько учёных предложили прививку лоз: было установлено, что европейский привой может прижиться на американском подвое.

Правда, в винных регионах, перенёсших нашествие филлоксеры, до сих пор попадаются виноградники, которые чудом остались нетронуты.

Один из них, сохранившийся до сих пор – небольшой участок с виноградом сорта Пино Нуар в коммуне Аи (Шампань), принадлежащий шампанскому дому Bollinger.

Президент Bollinger считает, «что шампанское с не привитых лоз слишком концентрированное на современный вкус; и что, возможно, привитые лозы, отчасти благодаря высокой урожайности, придали вину XX века оттенки легкости и элегантности».

В то время, пока Европа сражалась с филлоксерой, виноделие в Северной и Южной Америке, а так же в Австралии и Южной Африке процветало. Первая и Вторая мировые войны замедлили этот рост.

Он возобновился лишь после 1950 года, когда потребление вина стало неизменно расти.

В этот период некоторые американские производители стали маркировать свои вина по названию сорта винограда, а не географической зоны, и этот маркетинговый ход послужил мощнейшим толчком к популяризации вин Нового Света.

За последние 30 лет качество вина неизменно росло, это обусловлено не только новыми технологиями, достигшими небывалых высот, но и жесточайшей конкуренцией среди винных производителей.

Богатейшая история производства и потребления вина позволяет современному потребителю постоянно расширять свой винный кругозор, пробуя, выбирая и просто наслаждаясь самим процессом погружения в чудесный мир вина.

Источник: https://terrawine.kz/o-vine/istoriya-vina/

Крымский винодел Павел Швец — о вине, которое мы будем пить через пять лет

Вина как толчок к развитию

Павел Швец много лет работал сомелье и ресторатором в столице, а потом переехал в Крым.

Высадил там виноградники и занялся производством биодинамического вина — напитка, на который при производстве оказывается минимум механического и химического воздействия, а всё, заложенное природой, наоборот, поддерживается.

Сейчас его вина подают в лучших заведениях Петербурга и Москвы, а сам Швец стал известен своей активной деятельностью в винной индустрии: он лоббирует принятие закона, послабляющего контроль производства вина на территории России.

Что мешает развиваться российскому виноделию после присоединения Крыма, в чем неправы власти Севастополя, что россияне будут пить через пять лет и почему крупные игроки душат рынок? Павел Швец рассказал «Бумаге», как обстоят дела с отечественным вином сейчас и чего стоит ждать от него в будущем.

Какие перспективы у российского вина

По факту, переориентация на отечественные продукты создана искусственно. Это, конечно, дает толчок к развитию фермерства, сельского хозяйства в России. Всё это здорово, круто, классно, но если отраслью виноградарства и виноделия начнут заниматься, то первые результаты мы увидим лет через десять. Я распахал виноградник в 2006 году, а первую бутылку сделал в 2013-м.

Другой момент: если человек в России пил вино за тысячу рублей, то он будет продолжать пить вино за тысячу рублей. Просто если раньше оно было одного уровня качества и стоило в Европе, например, пять евро, то сейчас это вино за тысячу рублей стоит два с половиной евро. Оно стало в два раза хуже.

Конечно, в этой ситуации российское вино по соотношению цены и качества стало лучшим предложением по сравнению с импортным вином. Но речь идет только о том вине, которое сделано из российского винограда.

Переориентация на отечественные продукты создана искусственно

Мода на наименования, стили, страны быстро проходит: за те 20 лет, что люди в России пьют вино, прошла мода на французское вино, потом на итальянское, появилась Испания и страны Нового Света. Каждая страна выстреливала, но мода на нее очень быстро проходила.

Но всё равно в Германии пьют немецкое вино, в Италии — итальянское, во Франции — французское, а в России — импортное, потому что нормального своего нет. По мере появления этого своего нормального его доля будет становиться всё больше, и потихоньку оно вытеснит все европейские вина. Это нормальный гармоничный процесс.

Но для того, чтобы индустрия развивалась, нужно создать условия.

Кроме того, чтобы доля российского вина росла, система контроля за отраслью виноградарства и виноделия должна быть упрощена на государственном уровне.

Что мешает развиваться отечественному виноделию

Когда мы были Украиной, отрасль регулировалась по совершенно иным правилам. Был закон о вине, не было системы марок.

Рослалкорегулирование приехало буквально через неделю после референдума со словами про сложную ситуацию и про, что они заинтересованы, чтобы отрасль работала.

Нам поменяли украинские лицензии на российские на тот же срок, но попросили привести предприятия в соответствие российским нормам.

Когда мы начали читать российские нормы, у нас волосы на головах встали дыбом: регулирование в России намного более жесткое, сложное и для виноделов, которые делают вино из своего винограда, чрезмерное. У меня из пятнадцати человек пять занимаются отчетами. Причем шаг вправо, шаг влево — это отъем лицензии, а за ней — и отъем основного технологического оборудования.

В декабре 2014 года должны были принять законы, послабляющие регулирование в отрасли. Но для того, чтобы их одобрили, необходимо было принять еще ряд подзаконных актов. И эти документы до сих пор не приняты, а все послабления остались на бумаге.

Когда мы начали читать российские нормы, у нас волосы на головах встали дыбом: регулирование в России намного более жесткое

У РАРа (Росалкогольрегулирования — прим. «Бумаги») свое видение, и его позиция понятна: там не хотят, чтобы был левак, чтобы деньги проходили мимо кассы. И они правы — к ним вопросов меньше всего.

Но у винодельческого сообщества нет консолидированного мнения: есть виноделы, которые делают вино из своего винограда, и они хотят одного, а те, кто привык работать на чужом виноматериале, хотят сохранить существующую ситуацию. Отрасль многополярна, а Минсельхоз и Росалкорегулирование пытаются угодить всем.

Но ситуация, к сожалению, такова, что вместо того, чтобы всем угождать, лучше оставить, как было.

К нам на виноградник приезжал Дмитрий Анатольевич Медведев, члены правительства, министр сельского хозяйства, мы всё подробно проговорили.

Они понимают, что если сделать так, как правильно, то большему количеству игроков — крупным предприятиям, работающим на чужом виноматериале, — это очень сильно не понравится.

Но ведь если у папы хирурга гангрена, то вне зависимости от родства конечность придется отрезать. Если мы думаем о развитии, то нужно предпринимать шаги, которые не всем понравятся.

К сожалению, эти крупные игроки очень влиятельны, вхожи во все экспертные группы при Минсельхозе, при РАРе, вхожи в правительство и Государственную думу.

И любые грамотные инициативы, им не выгодные, стопорятся еще на уровне предложений.

Я за полтора года устал биться: нажил себе врагов и внутри своего региона, и на федеральном уровне, так что мне, я считаю, уже становится опасно столь рьяно доносить разумное, доброе, вечное.

Кроме того, чтобы шло какое-то развитие, необходимо навести порядок с торговыми марками. Если ты производишь что-то из чужого материала, то пиши «Лепет монаха», «Мечта грешника», что угодно, но не пиши «Крым» или «Кубань». Это нечестно, несправедливо, вводит в заблуждение потребителя и наносит урон производителям, которые делают вино из винограда, выращенного конкретно в этом регионе.

Плюс региональные власти, как, например, у нас в Севастополе, не готовы принимать инвесторов.

В очереди стоит 50 инвесторов с деньгами, которые говорят, что готовы вложить свои деньги в Севастополь и заниматься там виноградарством, а ни одному из них не дали землю, даже в аренду.

А ведь если у инвестора деньги ляжку жгут, нужно создать все условия, чтобы он остался и закрепился. Но правительству Севастополя это невдомек: они не понимают, что такое инвестиции.

Как на отрасли сказались санкции

Для меня как для бизнесмена в пошлинах на импортное вино есть свои плюсы и минусы. Они, конечно, помогают нам реализовать свою продукцию дороже. У нас получается хорошее соотношение цены и качества по сравнению с европейским винами, и мы этому очень рады. Но это в ближайшей перспективе.

Если у инвестора деньги ляжку жгут, нужно создать все условия, чтобы он остался и закрепился

Вообще же, мировой опыт показывает следующее: если виноделам создавать сильную протекцию внутри региона или страны, у них не будет стимула производить качественные продукты.

Те же вина юга Франции: история показывает, что местные виноделы не были заинтересованы производить качественный продукт, потому что всё равно туристы приедут и всё выпьют. То же самое у нас.

Производителя нужно заставить делать качественное вино: это должно быть не просто желание конкретного честолюбивого производителя, он должен быть вынужден улучшать технологию, делать вино более качественным, чтобы выжить в конкуренции не только внутри страны, но и за ее пределами.

Я не в восторге от долгосрочной перспективы. Но виноделие — это область, которая заставляет тебя думать на многие годы вперед. И мне многолетняя перспектива важнее того, что сегодня мы можем заработать больше.

Источник: https://paperpaper.ru/shvets/

Когда в России можно будет купить хорошее отечественное вино

Вина как толчок к развитию

Имидж российского вина меняется: новые марки — не просто новые бренды старых заводов. Их выпускают абсолютно новые предприятия, построенные с нуля и имеющие собственные виноградники.

Технологии создания новых российских вин приводят их в один ряд с европейскими винами, винами Нового Света.

Как наполнить российский рынок хорошим отечественным вином, размышляет владелец сети «Винотека Соловьева» Семен Соловьев.

— Семен, чем обусловлены перемены?  — В России с 1985 года, когда ввели сухой закон и вырубили виноградники, потеряли значительную базу производства своего вина. В середине 2000-х инициативные группы стали воссоздавать виноделие. Вернее, создавать: в СССР своего качественного вина никогда не было.

Все золотые медальки рядками, которые лепились на бутылки, имели вес только в нашей стране. Нигде больше в мире люди не готовы были воспринимать вино такого уровня. 

Вспомним 70-е: тогда Австралия, США, Новая Зеландия пошли по тому пути, по которому идем сейчас мы, вина в современном понимании там только начали производить.

Большая часть виноградников США были засажены «изабеллой», низкокачественным виноградом, который и мы очень любили в свое время.

— Запах винограда из детства — это «изабелла».  — Но в среде виноделов ценится все-таки индивидуальность вина, а любое вино из «изабеллы» пахнет одинаково. Крымский полуостров и Краснодарский край начали возделывать виноград задолго до юга Франции. Наши виноградники имеют более древнюю историю.

На какое-то время интерес к виноделию пропадал, войны и прочие невзгоды останавливали, потом оно возрождалось.

Современные предприятия пока можно посчитать на пальцах двух рук, но они уже делают продукцию высочайшего качества, получили международное признание.

На конкурсе современных российских вин в Абрау-Дюрсо по международной 100-балльной системе некоторые из них получили оценки даже выше зарубежных топовых вин, давно имеющих репутацию, в частности из Чили, Франции. Сейчас высок уровень и экспертной комиссии, и тех вин, которые попадают на конкурс, — они проходят селекцию.

А то, что можно до сих пор встретить в магазинах под условным названием «Душа монаха», туда не попадает. 

На полках сетей часто российским вином называется то, что к нему не имеет никакого отношения, кроме места розлива. Более 80% вина дешевле 200 рублей это так называемый балк — закупаемый дешевый виноматериал из Алжира, Испании, Чили, Аргентины, Новой Зеландии. 

— Как действуют крупные игроки на внутреннем рынке? 
— Сейчас на юге России чуть больше ста больших и малых предприятий, которые делают вино. Винами массового потребления, но при этом высокого качества занимаются две компании с большими объемами виноградников — это «Ариант» и «Фанагория»: низкая цена их продукции достигается за счет объемов производства. 

У них своя база виноградной лозы, привлечены иностранные виноделы, которые умеют получать вина высокого качества, установлено современное оборудование: стальные танки, в которых контролируется температура брожения вина.

На современной винодельне уже нет запаха плесени, чистота сравнима с научной лабораторией, производство под контролем компьютеров.

Поскольку постройка предприятия и внедрение технологий требуют очень крупной суммы, многие виноделы, даже именитые хозяйства, пользуются вторичным оборудованием, покупая его у европейских предприятий, которые обновляют парк.

Единственный минус наших новых вин — относительная простота и отсутствие потенциала к длительному хранению. Это нельзя считать недостатком в полном смысле: ты купил вино на сегодняшний день и тебе не важна его выдержка, а нужно высокое качество, понятный вкус, привлекательная цена. Эти вина заняли такую нишу.

А потенциал к выдержке отсутствует потому, что винодельни расположены на Таманском полуострове, где почва — чернозем. Там получаются простые облегченные вина: виноградная лоза получает питательные вещества прямо с поверхности. Ближе к Анапе, к Новороссийску, начинается предгорье Кавказских гор, скудные почвы.

Там лоза, как говорят французы, страдает. Сравните: чем больше человек тренирует ум, а спортсмен тело, тем больших результатов они достигают. Так и лоза.

Она набирает силу, в поисках воды ее корни уходят до 30 метров вглубь, и, пробиваясь через многослойный пирог почв, собирают в сок массу минералов, который потом и рождает глубокие ароматные вина с потенциалом выдержки. 

— Компании возрождают отечественные традиции виноделия и марки или «мы будем жить теперь по-новому»?  — Новые компании  высадили виноградную лозу около десяти лет назад. Первые результаты в таком случае ждут года через три.

Потом еще несколько лет на эксперименты: каждый раз, высадив лозу, винодел не знает, как она поведет себя на этой земле. То есть вначале полная неопределенность. Иностранные эксперты говорят: сажайте сортов 20, потом посмотрим, что из этого получится.

 

Через пять-шесть лет получают первые вина, затем выдержка до двух лет лучших образцов в дубовых бочках. И вот через семь лет винодел получает первые дивиденды: это несравнимо с быстрыми барышами в торговле. Виноделие — очень долгий процесс. Пожинать плоды будут внуки.

К тому же производство вина — дорогостоящий бизнес. Современные винодельни стоят несколько десятков миллионов долларов. Все проекты по инвестициям российские. 

…В густое вино  заветные кольца бросайте…

— Сколько нужно гектаров приобрести для нормальной рентабельности, окупаемости? 
— Можно по-разному подходить к этому, вы встретите массу суждений.

Например, винодел Роман Неборский, который сейчас работает на постсоветстском предприятии Саук Дере рядом с Ливадией (у него трехкилометровые винные погреба, хранятся вина 90-х годов, коньяки, крепленые вина 60 — 70-х годов, он же планирует производство игристых вин), считает, что если давать людям доступную для повседневного потребления продукцию по цене до 500 рублей за бутылку, речь должна идти о крупном наделе, не менее 100 га виноградников. Рыночная цена гектара сильно варьируется, она может, если вы приобретаете большие объемы, составлять и 2 тыс. долларов, и 15 тыс. долларов. Особенно если предприятие попадает к вам через третьи руки. Сейчас юг России активно раскупается. Есть неприятные ситуации, когда путем подлога бумаг земли сельхозназначения переводятся под застройки и продаются в десять раз дороже, на них появляются поселки. 

У нас больше компаний с малыми наделами. В Австрии, например, таких более 2,5 тыс. предприятий, у них обычно по 2 — 7 га. Там виноделы могут идти двумя путями.

Они или продают свой виноград в крупные кооперативы и большие предприятия, включающие до 400 собственников, или производят одну уникальную нишевую марку вина, цена которого в десятки раз выше, чем то, о котором мы говорили. И люди готовы за это вино платить.

Например, самое дорогое хозяйство в мире находится в Бургундии, и площадь виноградника там всего 1,8 гектара. Здесь есть история, уникальный состав почвы и все для того, чтобы позволить себе высокую цену.

К тому же это биодинамическое предприятие, где не используют химические удобрения, вспашка идет при помощи домашнего скота, то есть лошадь, плуг — все как раньше, хотя они могут себе позволить любой трактор. Цена бутылки на выходе от 5 тыс. евро. И это не предел. Когда речь идет о хорошем урожае и о вызревшем вине, то цена будет доходить до 30 тыс. евро за бутылку в Европе. 

У нас есть российский близкий пример — винодел Павел Швец в Крыму под Севастополем имеет 10 гектаров земли. Проблема у нас в том, что лицензия для фермера равноценна по цене лицензии для крупного предприятия.

То есть неважно, один у тебя гектар или сто, ты платишь все равно 800 тысяч за возможность производить вино. Это совершенно неразумно. Конечно, о рентабельности такого предприятия не может идти и речи.

Ни один австриец и француз не согласится на таких условиях заниматься этим бизнесом. 

Поэтому сейчас для участников рынка условия неравные, обсуждаются изменения. Павел Швец для того, чтобы оправдать свои 10 га, подключает биодинамику, максимально вкладывается в потенциал своей уникальной земли — белого известняка, который когда-то был дном моря. Она способна давать вина с большими возможностями, с глубочайшим ароматом, букетом и вкусом.

Помните, как один японец изучал кристаллообразование: от слова «любовь» кристаллы льда получались красивые, от слова «дурак» — наоборот? Так и с винами: под микроскопом они имеют разный рисунок, и в случае с биодинамикой он совершенно другой. Так вот, стоимость бутылки Павла Швеца на полке около 4 тыс. рублей. Он готов конкурировать с европейцами самого высокого уровня.

— Сказался положительный эффект девальвации рубля на отрасли? Верно ли, что настало золотое время, которое нужно использовать? 
— Если бы девальвация произошла пять лет назад, мы бы не смогли составить никакой конкуренции. Во-первых, у нас не было продукции такого качества и того объема, которые есть сегодня, она появляется прямо сейчас.

Мы в очень интересное время живем. Были первые попытки взяться за дело у винодельческих хозяйств «Лефкадия» и «Шато Ле Гран Восток». Первое основано в 2004 году энтузиастом элитного виноделия Михаилом Николаевым: терруар и микроклимат Крымского района Краснодарского края убедили его в том, что местность подходит для посадки саженцев винограда, отобранных во Франции.

Второе — уникальный российско-французский проект, производящий вина в России по классическим европейским стандартам качества. Это первое в нашей стране винодельческое хозяйство полного цикла, — от выращивания винограда до розлива в бутылки, созданное по образцу французского шато. И все, больше никого не было. Все винодельни активно появлялись последние два года.

Хотя рынок по-прежнему пустой. 

— Отражает ли потребитель происходящие в отрасли изменения?
— Я думаю, в небольших городах народ все еще не подозревает о существовании качественного российского вина. Но мы ведем просветительскую работу. 

Я к месту и не к месту рассказываю о качественных российских винах. Уже серьезные люди из бизнеса приезжают в магазины намеренно для приобретения российских вин. И даже ценой бутылки российского вина в 3 — 4 тыс.

рублей теперь сложно удивить искушенного потребителя. Виноделы стремятся к заполнению разных ниш, использованию разных возможностей. Как сказал Михаил Николаев: «Я хочу, чтобы в России было что-то хорошее.

Потому я разбил виноградники не в Тоскане, а здесь». 

…Да здравствуют музы,  да здравствует разум

— В чем вы видите роль винотек?
— Мы селекционируем все вина, которые уже имеют международное признание.

Следим за рейтингами, профессиональной литературой, проводим дегустации, чтобы отобрать лучшие образцы и предложить нашим потребителям. Поэтому смело рекомендуем даже вина, которые имеют у нас невысокую цену.

Если вы берете бутылку за 400 рублей, оно будет качественным, интересным, поэтому люди с большим удовольствием возвращаются за ним. 

Источник: http://expert.ru/ural/2016/01/stavka-na-vinnuyu-kartu/

Краткая история появления вина

Вина как толчок к развитию

Никакой другой напиток в мире не вызывает столько споров и пересудов. Практически каждая страна утверждает, что именно она является родиной забродившего виноградного сока, а те, кто не претендует на пальму первенства, считают, что только они умеют делать «настоящее» вино.

Археологи не могут дать однозначный ответ на вопрос «кто, где и когда изобрел вино?». Очевидно, что уже 8-10 тысяч лет назад люди знали культурный виноград Vitis Vinifera, ели его плоды и пили его сок. По крайней мере, сохранились черепки глиняных сосудов с остатками винного напитка, а первые графические и текстуальные свидетельства существования вина датируются 4 тысячелетием до нашей эры.

Этимология названия. По одной из версий современное слово «вино» родственно грузинскому «ghvivill» – «цвести, бродить».

Фасмер (известный немецкий языковед российского происхождения), однако, прослеживает общие корни со славянским «вить», а некоторые исследователи даже утверждают, что в основе термина лежит санскритский корень «vena» – «любимый». Ни у одной из гипотез нет доказательств.

Легенды о происхождении вина

Любопытный факт: в любой древней религиозной системе есть миф о том, как появилось вино. Особенно известна греческая легенда: античные сказители уверяют, что винить (или благодарить?) следует пастуха Эстафилоса. Он искал овцу, а когда нашел беглянку, животное поедало листья какого-то незнакомого растения.

Удивленный юноша собрал плоды странного дерева и принес их своему хозяину, тот выжал из них сок и получил освежающий напиток.

Все остальное – дело техники: однажды виноградный сок случайно оставили на солнце, он перебродил, и люди узнали, что получившийся хмельной напиток веселит не хуже похода в древнегреческий театр, а исцеляет почти как Гиппократ.

Дионис — греческий бог виноделия

Римляне, финикийцы, древние германцы и прочие народы приписывали честь создания вина своим богам – неудивительно, что этот напиток активно использовался во время религиозных ритуалов и считался яством для знати.

Впрочем, в том же Древнем Риме вино было настолько распространено, что его давали даже рабам – но, конечно, это были не коллекционные ароматные вина, а напиток третьего сорта.

В римской мифологии утверждается, что первую в мире виноградную лозу посадил Сатурн – бог земли и посевов.

Очень трогательна и по-восточному изыскана персидская легенда: в Малой Азии верят, что некий царь получил семена винограда в дар от благодарной птицы, спасенной им от змеи.

Выросло дерево, дало плоды, виноградный сок оказался сладок и свеж, и долгое время люди пили его, чтобы утолить жажду. Однажды царю принесли подкисший напиток, он рассердился, велел убрать сосуд подальше.

Перепуганные слуги унесли негодный сок в подвал, да там и забыли.

Некоторое время спустя любимая наложница царя слегла с сильной головной болью. Девушка не спала несколько ночей, она так мучилась, что решила умереть. Она выпила весь перебродивший сок, надеясь, что он превратился в яд, однако всего лишь проспала несколько суток и проснулась полностью здоровой. Так вино стало известно тюркским народам.

Вино и география

В Египте история виноделия уходит корнями в эпоху Древнего царства (начало XXVIII — середина XXIII в. до н.э.) – сохранились барельефы, изображающие сборщиков винограда за работой, есть также письменные свидетельства.

В Греции история вина началась около 4000 лет назад – этому способствовал мягкий теплый климат страны. Кстати, эллинское вино сильно отличалось от современного: это был густой напиток с травами, орехами, мёдом. Некоторые рецепты предписывали даже добавлять в вино золу, белую глину или масло.

Рим, очевидно, перенял греческие традиции, обогатил их и успешно распространил по остальному миру в ходе победоносных завоеваний. Именно римляне научились выдерживать вино в бочках (в литературе того времени упоминаются сорта столетней выдержки, хотя это маловероятно) и наладили экспорт в другие страны Европы.

Закавказье претендует на роль «колыбели» виноделия – в этом регионе вино появилось не менее 4000 лет назад, а семантический анализ самого слова «вино» не исключает его кавказского происхождения.

Во Франции производить ароматный пьянящий напиток начали не позже VII века до н.э., в Португалии – во II в. до н.э., а в Германии – по самым скромным прикидкам как минимум в I веке нашей эры, а то и раньше.

Вино в Средневековье

В Средние Века распространению вина поспособствовало два фактора: укрепление Христианства и мореходство.

Церковь не только всячески поощряла потребление вина в ритуальных целях, но и сама его производила – до сих пор высоко ценятся монастырские сорта.

Благодаря освоению мореходства, страны-производительницы вина смогли наладить торговые связи не только с ближайшими соседями, но и с другими континентами.

Распространённое заблуждение, что вино попало в Китай и Японию на кораблях, но на самом деле, оно существовало там и раньше, просто частенько оказывалось под монаршим запретом.

Монастыри делали вино для церковных нужд

Именно благодаря развитому экспорту в Англию стали популярны такие напитки, как херес и мадера: британцы пили вино как воду – в буквальном смысле, в Средние века никто и слыхом не слыхивал про чай, именно вино подавали к столу во время любого приема пищи.

Развитию вина немало способствовала алхимия – средневековым ученым нередко удавалось находить не только новые химические соединения, но и оригинальные вкусы.

Победоносному шествию вина по Европе чуть не помешала разразившаяся в конце XIX века эпидемия филлоксеры. Именно тогда на международную арену вышли абсент, пиво и другие виды алкоголя. К счастью, хоть и с потерями, но этот критический момент в истории вина преодолели – европейские лозы стали скрещивать с североамериканскими сортами, имеющими врожденный иммунитет к вредителю.

Филлоксера в образе дегустатора вина

Виноделие в России

Несмотря на то, что в некоторых регионах современной России виноделие появилось много веков назад (территория современного Дагестана, низовья Дона), в целом на Руси отдавали предпочтение хмельному меду, пиву и браге. Промышленное производство вина началось только при Петре I – прогрессивный царь подсмотрел зарубежные технологии и внедрил их в своей стране.

https://www.youtube.com/watch?v=j_3ffWTMzeE

Сегодня Россия производит достаточно вина для внутреннего потребления и экспорта, но до славы знаменитых Мозельских вин или французского Бордо отечественному продукту еще далеко.

Источник: https://alcofan.com/istoriya-sozdaniya-vina.html

Освобождение от вины надуманной и вины реальной

Вина как толчок к развитию

Что такое вина? Это негативное чувство, возникающее у человека, в результате какого-то действия – проступка (реального или воображаемого).

Американский психотерапевт Ирвин Ялом выделяет три вида вины:

  • Подлинная вина, которая обусловлена реальным преступлением по отношению к другому человеку. Эта вина должна быть актуально или символически эквивалентно искуплена;
  • Невротическая вина, которая происходит от воображаемых «преступлений» против других или нарушений каких-либо табу и имеет непропорционально сильную реакцию;
  • Экзистенциальная вина.

В психотерапевтической практике чаще всего встречаются первые два вида вины.

Давайте рассмотрим, в каких ситуациях возникает чувство вины

Большую часть моего списка составляют причины, приводящие к возникновению невротической вины.

1. Нарушение семейных традиций. Семья – это система, живущая по своим внутренним ориентирам, и у каждой семьи существует свой семейный миф или сценарий, передающийся «по наследству».

В семьях, где существуют строгие правила и табу, нарушения семейных традиций считается чем-то сродни осквернению и наказывается вплоть до исключения из семейной системы.

Человек, осмелившийся выступить против, даже если его поступок продиктован здравым смыслом, подвергается опале и порицанию. Каким бы правым не считал себя отвергнутый, он неизбежно будет чувствовать себя виноватым.

2. Религиозное чувство вины. Эта тема представляет собой обширную область для обсуждения. Я лишь слегка обозначу ее.

Многие люди «извращают» Евангелие на свой манер, и толкуют Слово Божие не с позиции добра, любви и прощения, а с позиции ханжества, лицемерия и наказания.

Такие люди сами создают для себя жесткие, регламентированные догмы и попадают в «капкан самоуничижения», случайно нарушив их.

3. Вина, как не оправдание чьих-то ожиданий, своих или родительских. Здесь необходимо дать разъяснение. В процессе воспитания родители могут использовать чувство вины, как регулятор поведения ребенка, достигая желаемого для них результата.

Ребенок, еще не может отличать здравый смысл от ложных утверждений и его дальнейшее мировосприятие закладывается с позиции вины, внушенной ему родителями. В итоге, от своих родителей он получает искаженное восприятие мира и различные ярлыки: что он должен делать и как.

Такое воспитание является прямой дорогой к формированию вины невротической.

Другая ситуация, если вина возникает, как ответная реакция на отсутствие реализации своих потребностей и желаний. Вы когда-то чего-то очень сильно хотели (учебы, карьерного роста, счастливой семьи и пр.), но в силу каких-то внешних препятствий (на самом деле препятствие к достижению цели всегда находится в вас)«забили» на это.

Чувство вины в данной ситуации является благоприятным толчком к вашему развитию. « Вдруг вы просыпаетесь и понимаете, что все это время находились в болоте (созданном кстати вами), занимались не интересной работой, жили с нелюбимой женщиной (мужчиной)». И тут вас осеняет, « а жизнь то проходит мимо, а я так ничего и не сделал (а)из того что хотел(а)».

К сожалению, так живет (в болоте) большинство людей

4. Следующий вид невротической вины – мнимая ответственность за смерть близкого. Она возникает у личности с чертами гиперответственности и перфекционизма.

Например, когда смерть близкого человека неизбежна (тяжелое заболевание) или внезапна (автокатастрофа, инфаркт), ответственный родственник возлагает вину за его смерть на себя, так как считает, что он мог бы ему помочь, уберечь, во время обратиться к врачу и т.д.

Еще одна причина, почему такой человек обвиняет себя, это вина за свою жизнь. Он чувствует себя виноватым в том, что живет, тогда как значимый другой умер.

Берт Хеллингер (известный немецкий психотерапевт) рекомендовал в таком случае мысленно или вслух обратиться к умершему родственнику с такими словами: « Прости меня, но я еще немного поживу, а потом мы с тобой обязательно встретимся». Такие ситуации крайне болезненны и требуют психотерапевтической проработки.

В жизни есть много ситуаций, не понятных для человека, когда он задается вопросом «почему это со мной происходит, за что?». И когда в смерти близкого человека, он не видит смысла, это событие кажется ему особенно жестоким. Примириться с этим тяжело. Однако, в некоторых явлениях не нужно искать смысл, а постараться принять их данность. То, что невозможно изменить, нужно попытаться принять. Для наглядности рекомендую посмотреть фильм с Робин Уильямсом “Король-Рыбак».

5. Теперь перейдем к вине, связанной с реальным событием (измена, предательство, аборт, причинений ущерба и пр.). Такую вину необходимо искупить в символической форме. Прежде всего, нужно понимать, что человек совершил какое-то негативное событие, потому что находился в нересурсном состоянии.

Там и тогда, в прошлом ему не хватило какого-то ресурса, чтобы поступить иначе (силы духа, смелости, терпения, любви и т.д.). И возможно, что тогда это было самым оптимальным решением для него. Поясню, что я имею в виду. Рассмотрим это на примере аборта.

Если бы мать решила сохранить ребенка, он мог бы быть не любимым, не нужным, потому что в тот момент его мать (по каким-то причинам) не смогла бы о нем заботиться, так как сама нуждалась в помощи и поддержке. А такая эмоциональная депривация (лишение любви и заботы) в детстве травмировала бы ребенка и обрекла его на страдание.

Нет ничего хуже, чем «недолюбленность» в детстве. Корень большинства проблем во взрослом возрасте связан с этим фактором.

Вина невротическая нуждается в длительной личностно-ориентированной психотерапии с индивидуальным подходом.

В этой статье, я расскажу о технике избавления от вины, связанной с реальным событием

Суть ее сводится к трем вещам – признать вину (иногда она вытесняется в бессознательное), простить себя и символически ее искупить. Сначала я ввожу клиента в состояние транса, и прошу озвучить свою проблему (можно вслух или мысленно, кому как удобно).

После вербализации проблемы, у клиента появляется неприятное ощущение в теле. Это может быть сдавливание в груди, «комок в горле», «холодок в животе» или любое другое неприятное ощущение. Но то, что оно обязательно возникнет, можно не сомневаться.

Затем, я прошу обозначить это ощущение руками клиента (приложить их к месту возникновения неприятного ощущения) и как-бы «вытащить» это ощущение руками и посадить его на стул.

« А на что похоже это ощущение, если бы оно было на что-то похоже?» Образ может быть любым, это индивидуальная проекция клиента, символическое отображение его проблемы. Возьмем, к примеру, образ злого гнома.

Дальше, я прошу клиента ответить на вопросы: « Что ты чувствуешь к этому злому гному? А что он чувствует к тебе?» «Посмотри, может быть за спиной этого злого гнома кто-то стоит?» Обычно там находятся родственники или знакомые клиента, которые тоже его обвиняют.

Следующий вопрос звучит так: « А что бы ты хотел сделать с этим злым гномом?» Предположим, дать ему ресурс добра, чтобы он не был таким злым. После этого, злой гном, как правило, превращается во что-то более миролюбивое. Затем я прошу клиента войти в положение обвиняющих, тех, что стоят за спиной злобного гнома и сказать такую фразу: «Мы тебя прощаем». Это очень важно для клиента, так как таким образом он проделывает двойную работу: прощает себя от лица других и самое главное прощает себя сам.

Вина – деструктивная эмоция, и как всякая незавершенная эмоция она требует завершения.

Если этого по каким-то причинам не происходит, она будет разъедать вас изнутри, напоминая о себе бессонными ночами, вялотекущими депрессиями и психосоматическими заболеваниями.

Неразрешенная вина становится вашим личным «камнем преткновения», признание же вины и освобождение от нее дает вам силу для преодоления препятствий и обретения дальнейшего смысла жизни.

Источник: http://psychologyforall.ru/osvobozhdenie-ot-viny-nadumannoy-i-viny-realnoy

Психодоктор
Добавить комментарий