Юлия Гиппенрейтер: Не живите ЗА ребенка!

Содержание
  1. «Ребёнку не нужны правила – ему нужны конфеты»! – Юлия Борисовна Гиппенрейтер о воспитании детей. Часть I
  2. Всё начинается со счастливых взрослых
  3. Как не испортить детей
  4. А если мотивация пропала…
  5. Юлия Гиппенрейтер: Мы даем не то, что надо ребенку
  6. Не различая игру и труд
  7. За пятерки – рубль, за двойки – плетка
  8. Дайте ребенку повозиться самому
  9. Не надо воспитывать ребенка
  10. Советы о наказаниях и дисциплине ребенка от Юлии Гиппенрейтер
  11. Мы представляем главу этой книги “Почему нужна дисциплина?”
  12. Вопрос о наказаниях. Следствия непослушания
  13. Смысл наказания
  14. Юлия Гиппенрейтер: «Следовать за ребёнком и помогать ему расти»
  15. То есть воспитывает?
  16. Но бывает иначе: родители продолжают «воспитывать»
  17. Но есть еще и внешние требования: что ребенок должен уметь к определенному возрасту…
  18. Насколько совпадают интересы школы и родителей?
  19. Принято думать, что волевой человек как раз может себя заставить делать то, чего не хочет…
  20. Но можно ли разрешить ребенку делать все, что он хочет?
  21. Значит, можно иногда разрешить не делать то, чего он не хочет?
  22. У некоторых родителей есть страх: если их ребенок в чем-то не преуспел, то их самих оценят как «плохого отца», «плохую мать»
  23. Даже если это учитель?

«Ребёнку не нужны правила – ему нужны конфеты»! – Юлия Борисовна Гиппенрейтер о воспитании детей. Часть I

Юлия Гиппенрейтер: Не живите ЗА ребенка!

Если вы воочию видели и слышали Юлию Борисовну Гиппенрейтер – считайте, вам крупно повезло.

А если вы смогли поделиться с этим мудрым человеком ситуацией, обсудить в кругу мам свою историю – можно уже причислять себя к гуру воспитания детей.

Нам тоже посчастливилось «прикоснуться к великому», узнать некоторые тайны эффективного общения с мальчиками и девочками и поразмышлять на тему неподдельного счастья и удовольствия от жизни.

На встречу с Юлией Борисовной Гиппенрейтер, российским психологом, известным во всём мире, профессором МГУ, автором многочисленных публикаций по психологии и самых популярных книг по общению с ребёнком и атмосфере в семье «Общаться с ребёнком. Как?» пришло несколько сотен человек – и это не мудрено. У всех участников встречи был шанс задать интересующие вопросы по воспитанию детей и получить ответ, что называется, из первых уст.

Конечно, все темы, которые волнуют мам во все времена, невозможно было охватить за одну встречу. Но многие вопросы настолько актуальны, настолько объединяют родителей в своём единообразии, что их невозможно было не коснуться.

Узнайте, какими взрослыми нужно быть, чтобы ваши дети росли и развивались гармонично. А ещё как не испортить ребёнка своей любовью, сохранять терпение, когда в миллионный раз что-то повторяете, а сын или дочка делают вид, что не слышат, и о многом другом, что интересно и важно всем мамам и папам.

Воспитание ребёнка – это душевный труд и искусство.

Всё начинается со счастливых взрослых

Пожалуйста, на секунду отвлекитесь от этой статьи, которую сейчас читаете. И ответьте на вопрос «А вы счастливы?». Надеемся, что не слукавили и ответили честно. Знаете, почему? Ведь только счастливый родитель может вырастить счастливого ребёнка.

И вот что об этом говорит Юлия Борисовна Гиппенрейтер: «Счастливые – те, кто получает удовлетворение от жизни, как бы она ни протекала по оценкам окружающих. Счастливые взрослые – те, кто живёт и работает играючи.

Такие люди обладают адекватной самооценкой, оптимизмом, доброжелательностью, любят общаться, умеют дружить и глубоко любить. Не поверите, но дети рождаются именно с таким потенциалом.

В них изначально присутствуют жизненная и творческая силы, помогающие ему развиваться самостоятельно. Важно быть живыми, не останавливаться и не падать!

Счастливые папа и мама создают правильный фон для благополучного роста и развития своего ребёнка. На встрече с родителями Юлия Борисовна Гиппенрейтер попросила  всех ответить на вопрос «Каким вы хотите видеть своего ребёнка?». Кто сказал вслух, другие – подумали.

Ответы звучали примерно так: «Счастливым, успешным». И вот что ответила известный психолог и автор многочисленных книг: «А успешный – он какой? Когда есть много денег? Это не всегда залог счастья. Может ли быть счастливым человек, забравшийся не так уж высоко по карьерной лестнице? Конечно, да».

Поэтому Юлия Борисовна озвучила простую истину, которую можно взять на вооружение всем родителям: «Ребёнок – сложная креатура, а «ребёнок + родитель» вообще сложнейшая система.  У каждого свои мысли, установки, эмоции, привычки.

И в рамках этой системы вы не сможете никакого ребёнка заставить что-то делать, например, учиться – так же, как нельзя заставить любить».

На встрече с Юлией Борисовной Гиппенрейтер мы узнали, что в ближайшем будущем в свет выйдет её новая книга. Так что не пропустите этот момент! Книга будет результатом совместной работы автора с её мужем – известным математиком Алексеем Николаевичем Рудаковым, главным критиком и первым читателем всех текстов.

Как не испортить детей

Мамы и папы иногда похожи на белок в колесе. Дом-работа-ремонт-покупка продуктов-ремонт-машины-дом-работа… И в этой круговерти так хочется находить время на детей! Но не всегда получается.

Никогда не отодвигайте ребёнка на второй план.

И вот как на деле. Уставшие от работы родители то и дело говорят детям, которые так хотя изучать окружающий мир, – «Не задавай глупых вопросов, не делай этого», критикуют, не поощряют, раздражаются, когда малыши что-то делают медленно. Не делайте так!

Не делайте ребёнка послушным, удобным – он станет скучным и безынициативным.

И вот вам компетентное мнение Юлии Борисовны: «Помните, что саморазвитие и любознательность приводят часто к удивительным открытиям. Дайте ребёнку делать то, что он делает, и дайте ему столько времени, сколько ему нужно (например, пусть завязывает шнурки 30 минут!). Не критикуйте. Не давайте ему никаких оценок (ты слабак, ты не сможешь, дай я). Всё это убивает желание делать что-либо».

Пусть ребёнок растёт с загадкой: вопросы важнее ответов. Позвольте ему догадываться самому до некоторых вещей, не договаривайте за него и не подсказывайте. Мы часто торопимся говорить, думать и делать за ребёнка. От этого пропадает мотивация, и многие важные вещи не ПОНИМАЮТСЯ, а ВЫУЧИВАЮТСЯ.

А если мотивация пропала…

Родители иногда берут на себя ответственную миссию и решают за ребёнка, где ему учиться, во что одеваться, куда ходить и с кем дружить. Бывает и такое, мы не преувеличиваем.

Правда, надеемся, что у вас это не так. И все идет «хо-ро-шо», пока в один не очень прекрасный с точки зрения папы и мамы ребёнок заявляет, что ему не хочется учится там-то, заниматься тем-то.

Про друзей и одежду мы сейчас не говорим.

Мы часто торопимся говорить, думать и делать за ребёнка. От этого пропадает мотивация, и многие важные вещи не понимаются, а выучиваются.

Что делать? Спорить, ругаться и настаивать не надо. А что думает по этому поводу Юлия Борисовна Гиппенрейтер? «Объясните ему на понятных ему вещах (на интересных ему вещах). Его языком, не по-школьному.

Будьте союзником ребёнка, но не школы, так как методы образования механические. Когда пропадает мотивация, начинается принуждение. Но почему так? Ведь жизнь начинается с желания.

И союзником ребёнку надо быть и в его желаниях тоже».

Кто-то может сказать – но учиться же надо, знания получать, чтобы потом хорошо сдать ЕГЭ и поступить в ВУЗ. Да, всё верно, но чтобы ребёнок учился хорошо, ему там должно быть интересно. И вот как можно вызывать интерес к учебе.

Очень дельный совет даёт муж и соратник Ю.Б Гиппенрейтер Алексей Николаевич Рудаков: «Оценки в школе – не самое главное. Учиться должно быть интересно.

Неправильный вопрос – какая у тебя сегодня оценка? Правильный – что сегодня интересного было?»

Продолжение статьи «Ребёнку не нужны правила – ему нужны конфеты»! – Юлия Борисовна Гиппенрейтер о воспитании детей. Часть II» читайте здесь.

спасибо, ваш голос принят

Узнайте себя

Источник: https://DetStrana.ru/article/deti-3-7/vospitanie/rebyonku-ne-nuzhny-pravila-emu-nuzhny-konfety-yuliya-borisovna-gippenrejter-o-vospitanii-schastlivyh-semyah-i-oshibkah-roditel/

Юлия Гиппенрейтер: Мы даем не то, что надо ребенку

Юлия Гиппенрейтер: Не живите ЗА ребенка!

Заботы родителей концентрируются вокруг того, как воспитать ребенка. Мы с Алексеем Николаевичем Рудаковым (профессор математики, супруг Ю.Б. – Прим. ред.) тоже в последние годы профессионально этим занялись.

Но в этом деле нельзя быть профессионалом, совсем. Потому что воспитывать ребенка – это душевный труд и искусство, я не побоюсь этого сказать.

Поэтому, когда доводится встречаться с родителями, то мне совсем не хочется поучать, да я и сама не люблю, когда меня учат, как делать.

Я думаю, что вообще поучение – это плохое существительное, особенно в отношении того, как воспитывать ребенка. О воспитании стоит думать, мыслями о нем нужно делиться, их нужно обсуждать.

Предлагаю вместе подумать над этой очень сложной и почетной миссией – воспитывать детей. Я знаю уже по опыту и встреч, и вопросов, которые мне задают, что дело часто упирается в простые вещи.

«Как сделать так, чтобы ребенок выучил уроки, убирал игрушки, чтобы ел ложкой, а не лез пальцами в тарелку, и как избавиться от его истерик, непослушаний, как сделать так, чтобы он не грубил и т.д. и т.

п.».

Однозначных ответов на это нет. Ребенок – это очень сложная креатура, а родитель тем более. Когда взаимодействуют ребенок и родитель, и еще бабушки, то получается сложная система, в которой закручиваются мысли, установки, эмоции, привычки. Причем установки иногда бывают неправильные и вредящие, отсутствует знание, понимание друг друга.

Как сделать так, чтобы ребенок хотел учиться? Да никак, не заставить. Как нельзя заставить любить. Поэтому давайте вначале поговорим о более общих вещах. Существуют кардинальные принципы, или кардинальные знания, которыми мне бы хотелось поделиться.

Не различая игру и труд

Начать надо с того, каким человеком вы хотите, чтобы вырос ваш ребенок. Конечно, у каждого есть в уме ответ: счастливым и успешным. А что значит успешным? Тут есть некоторая неопределенность. Успешный человек – это какой?

В наше время принято считать, что успех – это чтобы деньги были.

Но богатые тоже плачут, и человек может стать успешным в материальном смысле, а будет ли у него благополучная жизнь эмоциональная, то есть хорошая семья, хорошее настроение? Не факт.

Так что «счастливость» очень важна: а может быть счастливый человек не очень высоко социально или финансово взобравшийся? Может. И тут приходится думать, на какие педали надо нажимать в воспитании ребенка, чтобы он вырос счастливым.

Мне бы хотелось начать с конца – с успешных, счастливых взрослых. Примерно полвека тому назад такие успешные, счастливые взрослые были исследованы психологом Маслоу. В результате обнаружилось несколько неожиданных вещей.

Маслоу стал исследовать особенных людей среди своих знакомых, а также по биографиям и литературе. Особенность его исследуемых состояла в том, что они очень хорошо жили. В каком-то интуитивном смысле, они получали удовлетворение от жизни.

Не просто удовольствие, ведь удовольствие бывает очень примитивным: напился, лег спать – тоже своего рода удовольствие.

Удовлетворенность была другого рода – исследуемые люди очень любили жить и работать в избранной ими профессии или области, получали удовольствие от жизни. Мне тут вспоминаются строки Пастернака: «Живым, живым и только,/Живым и только, до конца». Маслоу заметил, что по этому параметру, когда человек, активно живущий, бросается в глаза, присутствует целый комплекс других свойств.

Эти люди – оптимисты. Они доброжелательны – когда человек живой, то он не злой и не завистливый, они очень хорошо общаются, у них, в общем, не очень большой круг друзей, но верных, они хорошо дружат, и с ними хорошо дружат, общаются, они любят глубоко и их глубоко любят в семейных отношениях, или в романтических отношениях.

Когда они работают, они как будто играют, они не различают труд и игру. Трудясь, они играют, играя, они трудятся. У них очень хорошая самооценка, не завышенная, они не выдающиеся такие, не стоящие над другими людьми, но относятся к себе уважительно. Хотелось бы вам так жить? Мне бы очень хотелось. А хотели бы вы, чтобы таким ребенок вырос? Безусловно.

За пятерки – рубль, за двойки – плетка

Хорошая новость состоит в том, что дети рождаются с таким потенциалом. В детей заложен потенциал не только психофизиологический в виде определенной массы мозга. У детей есть жизненная сила, творческая сила.

Я напомню вам очень часто произносимые слова Толстого, что ребенок от пятилетнего до меня проходит один шаг, от года до пяти лет он проходит огромное расстояние. А от рождения до года ребенок пересекает бездну.

Жизненная сила движет развитием ребенка, но почему-то мы это принимаем как должное: уже берет предметы, уже улыбнулся, уже издает звуки, уже встал, уже пошел, уже начал говорить.

И вот если нарисовать кривую развития человека, то вначале она круто идет вверх, потом замедляется, и вот мы – взрослые, – останавливается ли она где-то? Может, она даже падает вниз.

Быть живым – это не останавливаться и тем более не падать. Для того, чтобы кривая жизни росла вверх и во взрослом возрасте, нужно в самом начале поддерживать живые силы ребенка. Давать ему свободу развиться.

Здесь начинается трудность – что значит свободу? Сразу начинается воспитательная нотка: «что хочет, то и делает». Поэтому не надо так ставить вопрос. Ребенок много хочет, он лезет во все щели, всё потрогать, всё взять в рот, рот – это очень важный орган познания.

Ребенок хочет всюду залезть, отовсюду, ну не упасть, но по крайней мере испытать свои силы, залезть и слезть, может быть, неловко, что-то сломать, что-то разбить, что-то бросить, в чём-то испачкаться, залезть в лужу и так далее.

В этих пробах, в этих всех стремлениях он развивается, они необходимы.

Самое печальное, что это может угасать. Угасает любознательность, если ребенку говорят не задавать глупых вопросов: вырастешь – узнаешь. Еще можно говорить: хватит тебе дурацкими делами заниматься, вот ты бы лучше…

Наше участие в развитии ребенка, в росте его любознательности, может гасить стремление ребенка к развитию. Мы даем не то, что ребенку сейчас надо. Может быть, что-то от него требуем. Когда ребенок проявляет сопротивление, мы его тоже гасим. Это по-настоящему ужасно – гасить сопротивление человека.

Родители часто спрашивают, как я отношусь к наказаниям. Наказание возникает, когда я, родитель, хочу одного, а ребенок хочет другого, и я хочу его продавить. Если не делаешь по моей воле, то я тебя накажу или подкормлю: за пятерки – рубль, за двойки – плетка.

К детскому саморазвитию нужно относиться очень внимательно. Сейчас стали распространяться методики раннего развития, раннего чтения, ранней подготовки к школе. Но дети должны до школы играть! Те взрослые, о которых я говорила в начале, Маслоу их назвал самоактуализанты, – они играют всю жизнь.

Один из самоактуализантов (судя по его биографии), Ричард Фейнман – физик и лауреат Нобелевской премии. Я в своей книжке описываю, как отец Фейнмана, простой торговец рабочей одеждой, воспитывал будущего лауреата.

Он ходил с ребенком на прогулку и спрашивал: как ты думаешь, почему птицы чистят перышки? Ричард отвечает – они поправляют перышки после полета. Отец говорит – смотри, те, которые прилетели, и те, которые сидели, выправляют перышки.

Да, говорит Фейнман, моя версия неверна.

Таким образом отец воспитывал в сыне любознательность.

Когда Ричард Фейнман чуть-чуть подрос, он опутывал свой дом проводами, делая электрические цепи, и устраивал всякие там звонки, последовательные и параллельные соединения лампочек, и потом стал чинить магнитофоны в своей округе, в 12 лет.

Уже взрослый физик рассказывает о своем детстве: «Я всё время играл, мне было очень интересно всё вокруг, например, почему из крана идет вода. Я думал, по какой кривой, почему там кривая – не знаю, и я стал ее вычислять, наверняка она уже давно вычислена, но какое это имело значение!»

Когда Фейнман стал молодым ученым, он работал над проектом атомной бомбы, и вот настал такой период, когда голова ему показалась пустой. «Я подумал: наверное, я уже выдохся, – вспоминал ученый потом.

– В этот момент в кафе, где я сидел, какой-то студент кинул тарелку другому, и она крутится и качается у него на пальце, а то, что она крутится и с какой скоростью, видно было, потому что на дне ее был рисунок.

И я заметил, что крутится она быстрее раза в 2, чем качается. Интересно, какое соотношение между вращением и колебанием.

Стал думать, что-то вычислил, поделился с профессором, крупным физиком. Тот говорит: да, интересное соображение, а к чему тебе это? Это просто так, из интереса, отвечаю я. Тот пожал плечами. Но на меня это не произвело впечатления, я стал думать и применять это вращение и колебание при работе с атомами».

В результате Фейнман сделал крупное открытие, за которое получил Нобелевскую премию. А началось с тарелки, которую студент бросил в кафе. Эта реакция – детское восприятие, которое сохранилось у физика. Он не замедлился в своей живости.

Дайте ребенку повозиться самому

Давайте вернемся к нашим детям. Чем мы можем им помочь, чтобы не замедлять их живость. Над этим ведь думали очень многие талантливые педагоги, например, Мария Монтессори.

Монтессори говорила: не вмешивайтесь, ребенок чем-то занимается, дайте ему это делать, не перехватывайте у него ничего, никакое действие, ни завязывание шнурков, ни карабканье на стульчик. Не подсказывайте ему, не критикуйте, эти поправки убивают желание что-то делать.

Дайте ребенку повозиться самому. Должно быть огромное уважение к ребенку, к его пробам, к его усилиям.

Наш знакомый математик вел кружок с дошкольниками и задал им вопрос: чего больше в мире, четырехугольников, квадратов или прямоугольников? Понятно, что четырехугольников больше, прямоугольников меньше, а квадратов еще меньше. Ребята 4-5 лет все хором сказали, что квадратов больше.

Педагог поухмылялся, дал им время подумать и оставил в покое. Через полтора года, в возрасте 6-ти лет его сын (он посещал кружок) сказал: «Пап, мы тогда неверно ответили, четырехугольников больше». Вопросы важнее ответов.

Не торопитесь давать ответы, не торопитесь за ребенка ничего делать.

Не надо воспитывать ребенка

Дети и родители в обучении, если мы говорим о школах, страдают от отсутствия мотивации. Дети не хотят учиться, и не понимают. Многое не понимается, а выучивается. Вы по себе знаете – когда читаешь книгу, не хочется ее запомнить наизусть. Нам важно схватить суть, по-своему прожить и пережить. Этого школа не дает, школа требует учить от сих до сих параграф.

Вы не можете понять за ребенка физику или математику, а из детского непонимания часто растет неприятие точных наук. Я наблюдала мальчика, который, сидя в ванне, проник в тайну умножения: «Ой! Я понял, что умножение и сложение – это одно и то же. Вот три клеточки и под ними три клеточки, это всё равно, что я три и три сложил, или я три по два раза!» – для него это было полное открытие.

Что же происходит с детьми и родителями, когда ребенок не понимает задачу? Начинается: как же ты не можешь, читай еще раз, вот вопрос видишь, запиши вопрос, еще надо записать. Хорошо, сам думай, – а он не знает, как думать.

Если возникает непонимание и ситуация выучивания текста вместо проникания в суть – это же неправильно, это неинтересно, от этого страдает самооценка, ведь мама и папа сердятся, а я балбес.

Как результат: я не хочу этим заниматься, мне это не интересно, я этого не буду.

Как здесь помогать ребенку? Наблюдать, где он не понимает, и что он понимает.

Нам рассказывали, что очень трудно учить было арифметике в школе для взрослых в Узбекистане, а когда ученики арбузами торговали, то они всё правильно складывали.

Значит, когда ребенок не понимает чего-то, надо исходить из его практических понятных вещей, которые ему интересны. И там он всё сложит, всё поймет. Так можно помогать ребенку, не поучая его, не по-школьному.

Если речь идет о школе, там методы образования механические – учебник и экзамен. Мотивация пропадает не только от непонимания, а от «надо». Общая беда родителей, когда стремление подменяется долгом.

Жизнь начинается с желания, желание пропадает – жизнь пропадает. Надо быть союзником в желаниях ребенка. Приведу в пример маму 12-летней девочки. Девочка не хочет учиться и ходить в школу, уроки делает со скандалами, только когда мама приходит с работы.

Мама пошла на радикальное решение – оставила ее в покое. Девочка продержалась полнедели. Даже неделю она не выдержала. А мама сказала: всё, стоп, я к твоим школьным делам не подхожу, не проверяю тетради, это только твое дело. Прошел, как она рассказывала, примерно месяц, и вопрос закрылся.

Но неделю маму корежило, что нельзя подойти и спросить.

Получается, начиная с возраста, когда ребенок карабкается на стульчик, ребенок слышит – а давай я тебя подсажу. Дальше в школе родители продолжают контролировать, а если нет, то они ребенка раскритикуют.

Если дети не будут слушаться, то мы их накажем, а если они будут слушаться, то станут скучными и безынициативными. Послушный ребенок может окончить школу с золотой медалью, но ему неинтересно жить. Тот счастливый, успешный человек, которого мы в начале нарисовали, не получится.

Хотя мама или папа очень ответственно подходили к своим воспитательным функциям. Поэтому я иногда говорю, что не надо воспитывать ребенка.

Источник: pravmir.ru

Источник: http://thejizn.com/2018/02/25/yuliya-gippenreyter-myi-daem-ne-to-chto-nado-rebenku/

Советы о наказаниях и дисциплине ребенка от Юлии Гиппенрейтер

Юлия Гиппенрейтер: Не живите ЗА ребенка!

Совсем недавно в свет вышла новая коллекция книг детского психолога Юлии Гиппенрейтер “Поведение ребенка в руках родителей”. Сайту НН Мама выпала возможность познакомить вас с отрывками этого бестселлера

Юлия Борисовна Гиппенрейтер – один из самых известных в России детских психологов, автор бестселлеров “Общаться с ребенком. Как?” и “Продолжаем общаться с ребенком. Так?” Первое издание книги этого автора быстро разошлось, что подтвердило огромную потребность наших читателей в приобретении знаний и практических навыков, которые помогают лучше общаться с детьми. В  новой книге Юлии  Гиппенрейтер «Поведение ребенка в руках родителей» речь  пойдет  о  дисциплине  и  послушании,  о  правилах, которым  дети  должны  следовать,  требованиях,  которые  они  должны выполнять.  О  том,  что  дети  сами  нуждаются  в  правилах,  дисциплина необходима  им,  чтобы  чувствовать  себя  уверенно. 

Мы представляем главу этой книги “Почему нужна дисциплина?”

В предыдущих выпусках мы много говорили о чувствах и переживаниях детей и о том, как слушать, слышать, понимать и принимать их.

Предвижу накопившееся нетерпение родителей: а когда же речь пойдет о дисциплине и послушании? Ведь есть же правила, которым дети должны следовать, требования, которые они должны безусловно выполнять! Нельзя с этим не согласиться. Конечно, такие правила и требования есть, и пришло время заняться их обсуждением.

Почему только сейчас? Для этого есть веские основания: без умения учитывать эмоции и переживания, интересы и потребности ребенка, да и свои собственные, родители не могут наладить дисциплину. Благодаря предыдущим урокам у нас появилась необходимая база: новые знания и новые навыки общения. Мы не раз будем использовать их в этом уроке.

Начну с одного «секрета», который некоторым родителям может показаться неожиданным. Детям не только нужен порядок и правила поведения, они хотят и ждут их! Это делает их жизнь понятной и предсказуемой, создает чувство безопасности.

Вам, должно быть, знакомо, как нервничает и выбивается из ритма жизни грудной ребенок, увезенный из дома на несколько часов «в гости», и как он успокаивается, попав домой, в привычную обстановку. Дети порой готовы поддерживать порядок больше, чем взрослые. Вспоминаю одну трогательную сцену. Мама с полуторагодовалым малышом вышла гулять.

Открыв дверь подъезда, она так и оставила ее нараспашку. Сделав несколько шагов, малыш беспокойно оглянулся, вынул свою ручонку из руки мамы, нетвердыми шагами пошел к двери и, приложив не которые усилия, закрыл ее. Порядок был восстановлен. Взглянув на маму, я увидела ее смущенную улыбку.

Все, конечно, сталкивались с другим примером хорошего «консерватизма» детей, их стремлением повторять привычное: вы читаете дошкольнику книжку или рассказываете сказку. Прежде всего удивляет, что эти книжка или сказка ему не надоедают, он готов слушать их бесконечное число раз, хотя знает уже все наизусть. И попробуйте что нибудь изменить в тексте — сразу же последует протест: «Нет, ты здесь пропустил», «Нет, он сказал не так, а вот так…»

Приведу один случай из личного опыта, который показывает, как нарушение порядка может совершенно расстроить и даже напугать ребенка.

Однажды меня попросили посидеть с девочкой трех лет. Ее родители, мои друзья, решились впервые за последние три года выбраться в театр. До этого я редко видела девочку, но знала, что она была довольно тревожной. Однако родители рас считывали на мою «психологическую квалификацию», да и я, признаться, тоже.

— Давай поиграем во что-нибудь очень интересное, — предложила я, — например в домик! Воспоминания из собственного детства и наблюдения за другими детьми позволяли надеяться, что девочке игра понравится. — А как это? — робко спросила девочка. И тогда я с энтузиазмом приступила к показу «как».

Перевернула несколько стульев, сдвинула их вместе и накрыла сверху одеялом. Попыталась еще поставить внутрь «домика» настольную лампу. И тут услышала резкий плач девочки: — Сейчас же поставь все на место! — кричала она, напуганная до полусмерти.

Уже потом я узнала, что ее родители никогда не допускали в доме подобных беспорядков.

Вопрос о наказаниях. Следствия непослушания

Разговор о дисциплине неминуемо приводит к вопросу о наказаниях.Что делать, если, несмотря ни на какиеухищрения, ребенок не подчиняется? Прежде всего хочу вас заверить, что при соблюдении всех пяти правил о правилах, а также всего того, что мы прошли в предыдущих выпусках, число непослушаний вашего ребенка сократится во много раз, если вообще не исчезнет.

И тем не менее от недоразумений никто не застрахован, и может настать момент, когда вам нужно будет отреагировать на явно плохое поведение. Обычно много споров вызывает вопрос о физических наказаниях. Лично я определенно против них. Они оскорбляют и озлобляют, запугивают и унижают детей. Позитивного результата от них меньше, чем негативного.

Единственный вариант физического воздействия, который не вызывает сомнения, — это обуздание разбушевавшегося ребенка. Однажды мне довелось быть свидетелем именно такой сцены.

Дело было в Америке. Тринадцатилетний Джон, поджидая мать в машине около дома, захотел завести мотор.

Машина, стоявшая на включенной скорости (это он упустил из виду), дернулась, проломила забор и стукнулась в ствол дерева. Все произошло так неожиданно и молниеносно!

Подросток, весь красный и дрожащий, выскочил из машины и влетел в дом, бормоча под нос: «Что я наделал!», «Что я наделал!». Его младшая сестра, видевшая все из окна, встретила его каким то едким замечанием — и была отброшенана пол.

На ее крик появилась мать. Увидев состояние Джона, она схватила его за руки и резко усадила на диван. — Пусти, — вырывался Джон. — Нет, — твердо говорила мать, —я буду тебя держать, пока ты не придешь в себя.

— Нет пусти, — бился Джон, — не имеешь права! Это насилие!

— Нет, Джон, — спокойно, но внушительно говорила мать, продолжая крепко его держать. — Я не могу отпустить тебя сейчас, я сделаю это, как только ты будешь способен себя контролировать. Сейчас ты этого пока не можешь.

— Но ты не знаешь, что я наделал! (К тому времени из коротких фраз окружающих мать поняла, что случилось.)

— Знаю, Джон. Ты сломал забор и стукнул машину. Но это не самое главное. Для меня главное сейчас, чтобы ты взял себя в руки.

Я тебя не наказываю, а помогаю прийти в себя. Когда ты успокоишься, мы поговорим о машине.

Признаться, для меня это был запоминающийся урок мудрого и достойного об ращения матери с подростком в острой ситуации. Вы скажете, что здесь нет никакого наказания. Да, пожалуй. Хотя здесь описан именно такой случай, когда наказание приходит в голову родителю, прежде всего. Однако в  той ситуации Джон был наказан случившимся, а мать увидела свою роль в том, чтобы помочь ему извлечь из этого урок. Таким образом, мы снова встретились с вопросом об отрицательных результатах действий ребенка: стоит или не стоит их допускать? Мы уже говорили, что стоит, чтобы ребенок мог учиться на ошибках. Теперь можем прибавить: стоит, ради воспитания уважения к дисциплине. Естественное следствие непослушания —это один из видов наказания, исходящего от самой жизни, и тем более ценный, что винить в подобных случаях ребенку некого, кроме самого себя. Малыш, оцарапанный школьник, получивший «двойку» за невыученный урок, может быть, впервые почувствуют смысл и жизненную необходимость родительского требования. Один такой опыт стоит десятка словесных наставлений. К тому же мы все равно никогда не сможем «постелить соломку» всюду, где наш ребенок может «упасть». Зато потом, когда его постигнет неудача, можно очень помочь ему.

Активное слушание здесь незаменимо. Напомню вам, что оно помогает ребенку сделать самостоятельный вывод из случившегося. Хотя порой родителю и хочется сказать: «Я же тебя предупреждал…», «Не послушался — пеняй на себя».

Этого делать не стоит.

Во первых, ребенок прекрасно помнит о вашем предупреждении, во вторых, он сейчас расстроен и глух к любым разумным замечаниям; в третьих, ему тяжело признаться в своей ошибке, и он готов оспаривать вашу правоту.

Второй тип наказания — более привычен, он исходит от родителя. Все начинается с предупреждения: «Если ты не…, то…», а кончается выполнением обещанного. На пример: «Если ты не прекратишь грубить, я поставлю тебя в угол»; «Если ты не уберешь комнату, не пойдешь гулять». Такие наказания называют условными следствиями непослушания, потому что они не вытекают естественным образом из действий ребенка, а назначаются родителями по их усмотрению. Как к ним относиться? Думаю, их все равно не избежать. Однако прежде всего важно обсудить, в чем родители видят смысл наказания и «механизм» его действия.

Смысл наказания

Начнем с ошибочного взгляда. Очень распространено мнение, что наказание нужно для того, чтобы вызвать отрицательную эмоцию (боль, обиду, страх). Тогда случай запомнится, и ребенок впредь не будет себя так вести. А если будет, наказание надо усилить.

Эта точка зрения пустила глубокие корни в сознании людей и в практике воспитания. К сожалению, иногда ее подтверждают «научно», ссылаясь на теорию условных рефлексов, в которой говорится о необходимости «подкрепления» (в том числе отрицательного) для научения.

Но поведение человека — не набор рефлексов, а воспитание — не их выработка.

Может ли наказание человека исправить мего поведение? Конечно, нет! Достаточно посмотреть на этот вопрос совсем широко и обратить внимание на результаты пребывания людей в колониях и тюрьмах. Называть эти учреждения «исправительными» все равно, что черное называть белым.

Но не будем уходить так далеко. Вернемся к исправлениям ребенка. Бывает, что под страхом наказания он действительно перестает делать то, что ему запрещено. Однако чаще он подстраивается или маскируется — делает вид, что послушался, то есть идет на обман. Бывает, что он ведет себя «правильно» при одном родителе и распускается при другом. Типичный пример можно было видеть в одной семье.

Старший мальчик девяти лет постоянно задирает и обижает шестилетнюю сестру. Это при матери. С приходом отца атмосфера резко меняется: сын становится «как шелковый».

Больше того, как не без гордости сообщает отец, при его появлении сына начинает «трясти». Примерно раз в неделю отец порет мальчика ремнем.

Он уверен, что это очень правильная мера, именно поэтому сын его боится, «а без страха не может быть дисциплины».

Большую часть дня дети проводят с матерью. При ней сын не только продолжает обижать сестру, но и делает многие другие недозволенные вещи — грубит, устраивает беспорядок, не делает уроки.

Что еще хуже, последний год появились серьезные проблемы в школе: мальчик стал очень агрессивным. Учителя и родители других детей стали требовать «убрать» его из класса.

И тогда родители пошли на крутую меру: сдали мальчика в интернат на пятидневку.

Каждый понедельник он с криком и мольбами, уцепившись за ручку двери, просит, чтобы его не отвозили в интернат. Но вера родителей в «выработку рефлексов» настолько прочна, что такая форма «воспитания» продолжается не один год — и безуспешно!

Теперь мы обратимся к другой, болееправильной точке зрения на наказание. Согласно ей:

Наказание — это прежде всего сигнал о нарушении правила, нормы или установленного порядка. Смысл его — сделать более весомыми слова взрослого, подчеркнуть их серьезность.

Ведь дети слишком легко пропускают слова родителей мимо ушей, особенно когда им что то не нравится. Хотя наказание может огорчить ребенка, дело не в том, чтобы его обидеть, расстроить или напугать, а в том, чтобы дать ему возможность задуматься над проступком, понять, что именно он нарушил и почему это плохо. Такой взгляд на роль наказания предполагает установку на воспитание сознания и личности ребенка, а не на исправление его внешнего поведения. Стоит еще раз подчеркнуть: при таком подходе родитель оказывается в позиции проводника и защитника жизненного правила или моральной ценности, а не фигуры, диктующей свою волю.

Родитель — защитник моральной ценности, а не фигура, диктующая свою волю.

Это должно выражаться и в соответствующих словах: «В нашей семье это не принято…», «У нас такой порядок…», «Так надо…». Заметьте, что в этих фразах отсутствует «Я» родителя («Я сказал…», «Я требую…»). Они, так сказать, безличны и воспринимаются не как диктат взрослого, а просто как должное. Обобщая, перечислим правила того, что нельзя делать, и о чем, напротив, надо помнить и делать, если возникло желание наказать ребенка. • Нельзя пропускать или надолго откладывать наказание. Оно должно следовать сразу за нарушением правила, за грубым  или невежливым поведением. При этом не имеет значения возраст ребенка: чем раньше в своей жизни он встретится с безусловностью правила, тем лучше. • Нельзя делать наказание чрезмерным. Оно — сигнал о важности правила, а не «акт возмездия». Поэтому классические «стояния в углу» или «сидения в дедушкином кресле» вполне подходят. • Нельзя наказанием унижать ребенка. Это значит, что наказание не должно сопровождаться грубым тоном, недоброжелательной критикой или обзыванием. • Совершенно недопустимы физические наказания. Они не только унижают, но и ожесточают ребенка. Они не прививают, а, напротив, разрушают отношения с ребенком и тормозят развитие его личности. • Важно помнить, что смысл наказания — сообщить серьезность и непререкаемость установленных правил. Поэтому надо реагировать на их нарушение, по возможности не пропуская. • Нужно объяснить ребенку (по возможности кратко) смысл недовольства взрослого и сказать, что конкретно от него ждут. • Наказание нужно назначать в относительно спокойном доброжелательном тоне.

Источник: Книга “Поведение ребенка в руках родителей“.   Автор Ю.Б.Гиппенрейтер. Москва. Книга выпущена Издательством АСТ

Источник: https://www.nnmama.ru/content/vospitanie/Baby/sovety_o_nakazaniyah_i_distcipline_ot_yulii_gippenreyter/

Юлия Гиппенрейтер: «Следовать за ребёнком и помогать ему расти»

Юлия Гиппенрейтер: Не живите ЗА ребенка!

Юлия Гиппенрейтер:

Лучшим ответом будет зрительный образ. Вспомните фреску Микеланджело: Бог сотворяет Адама. Их руки вот-вот встретятся; мощная, мускулистая рука Бога устремляется к протянутой руке Адама. Взрослый — носитель знаний, мудрости, этических принципов. И он передает все это своему ребенку.

То есть воспитывает?

Ю. Г.:

Я бы заменила глагол: он слишком часто ассоциируется с такими действиями, как заставлять, принуждать, требовать, контролировать, проверять. Поэтому лучше сказать не «воспитывает», а «растит». Помогает расти.

Чтобы когда-нибудь ребенок вырос и мог жить среди других людей, самостоятельно. И тогда взрослый должен свою руку отодвинуть. Потому что рука ребенка уже обрела собственную силу. Он индивидуум, личность. И когда это произойдет, родительская миссия окончена.

Тогда остаются только их личные чувства друг к другу, их любовь, дружба между родителями и ребенком.

Но бывает иначе: родители продолжают «воспитывать»

Ю. Г.:

Такое отношение — это насилие над ребенком. И не только над теми, кто вырос, но и над маленькими детьми. У каждого ребенка свой процесс осмысления, свой темп развития, роста.

Нам нельзя вмешиваться в этот процесс, тем более вмешиваться неаккуратно.

Это значит нарушать его! Родители должны быть помощниками: это как с растением — его нужно подпитывать, защищать, а не тянуть за верхушку, не торопить.

Но есть еще и внешние требования: что ребенок должен уметь к определенному возрасту…

Ю. Г.:

Великий математик Владимир Арнольд вспоминал, как в конце первого класса учительница вызвала его мать и сказала: «Я вашего сына перевести не могу, он до сих пор не выучил таблицу умножения, складывает в уме числа, вместо того чтобы умножать».

Но у него отец профессор, дед профессор — не может быть! И вот что придумала тогда бабушка — сделала карты, наподобие игральных, но с примерами: семью восемь или пятью три. А на другой стороне — ответ. И они стали вместе играть: «Пятью шесть». — «Тридцать», — говорит Володя. Откладывают карточку в одну сторону.

А если неправильный ответ, то в другую. И так с одной стороны стопка карт худела, а с другой росла… Так он быстро выучил всю таблицу умножения. Почему? Учительница требовала автоматических ответов, а мальчик вдумывался, ему надо было понять. Она ему грозила наказанием: не переведу.

А бабушка превратила обучение в игру и достигла нужного результата, не принуждая ребенка, а следуя за ним.

Насколько совпадают интересы школы и родителей?

Ю. Г.:

Школа как организация не заинтересована в развитии творческого мышления и самостоятельности ребенка. Она построена на спущенных сверху заданиях, программах, методиках. И требует беспрекословного их выполнения.

По сути школа — это лаборатория по изготовлению безвольных людей: школьник по определению подневолен. Он исполнитель. Для творчества у него не остается времени, мысли.

А волевая личность рождается, только когда ребенок растет в атмосфере свободы, инициативы, любопытства, поиска.

Принято думать, что волевой человек как раз может себя заставить делать то, чего не хочет…

Ю. Г.:

Воля — это понятие, неприменимое к действию. Оно применимо к личности. Воля — это свободная энергия, а волевая личность — тот, у кого есть эта энергия и кто делает то, что ему интересно. Физиолог Павлов зарплату забывал получать, обедать забывал, так его увлекали его исследования.

Давайте такую волю у ребенка воспитывать, чтобы он хотел что-то делать и делал, чтобы у него было живое желание и интерес. А когда его заставляют, запугивают, как та учительница, которая говорит: «Не переведу», или «Все выучили, а ты почему такой глупый?» — в ребенка вселяют страх и чувство неполноценности.

У него пропадает энергия, стремление что-то делать. Поэтому родителям приходится сделать выбор: встать либо на сторону школы, либо на сторону ребенка. Вдохновлять — вот задача взрослого. Если школа этого не делает, значит, должны делать родители — по крайней мере первые шаги в этом направлении.

Освободить ребенка от принудиловки, сказать ему: «Ты не должен».

Но можно ли разрешить ребенку делать все, что он хочет?

Ю. Г.:

Прежде всего необходимо учиться понимать, чего он действительно хочет и почему он этого хочет. Интересное наблюдение сделала одна мама. Ей казалось, сын испытывает ее терпение: он смотрел много раз подряд мультфильм, который ей категорически не нравился.

А мать упрекала его: «У тебя есть масса развивающих программ, книг и игр, займись чем-нибудь другим, в конце концов! Этот мультфильм больше смотреть нельзя». После чего следовали слезы, истерики и обиды. Но потом мать прошла курс активного слушания* и попробовала изменить тактику.

«Ты хочешь, чтобы я включила тебе этот мультфильм», — говорит она в утвердительной форме. — «Да, хочу смотреть именно этот мультфильм, потому что он мне очень нравится!» — «Тебе очень нравится именно этот мультфильм», — говорит она. «Да, очень!» — отвечает мальчик. Мать выдерживает паузу.

«Но ты никогда не разрешаешь мне его смотреть», — продолжает мальчик. Тогда мама говорит: «Ты сердишься из-за того, что мама не разрешает тебе смотреть мультфильм, который тебе очень нравится». — «Да, мне этого так хочется!» И после паузы: «Я хочу смотреть фильм с тобой, мама».

Мы видим, что в ребенке идет какой-то свой, особенный процесс. «Тебя не было дома целый день, и я очень соскучился». Мама опять повторяет: «Ты очень соскучился, мой малыш, и хочешь со мной смотреть мультфильм». — «Да, очень хочу». Она обнимает ребенка. Он бежит в свою комнату, приносит…

диск «Учимся читать» и предлагает посмотреть его немного, а потом просто вместе почитать его любимую книгу. Что произошло? Мать услышала наконец, что на самом деле ребенок хотел ласки и понимания. Это парадоксальное поведение — рассердить, чтобы получить внимание, — очень типично для детей.

Значит, можно иногда разрешить не делать то, чего он не хочет?

Ю. Г.:

Конечно, не всегда надо подчиняться жестким правилам. Если, например, дочь просит: «Разреши мне не ходить в школу хотя бы сегодня. Я больше не могу!» –почему бы не разрешить ей это, если вы будете уверены, что она в школе не отстанет. Но ребенка важно подстраховывать, защищать.

Как только он начал хромать в каком-нибудь учебном предмете, бейте тревогу. Начните вытаскивать его как можно раньше. Нужно определить, в чем трудность, и вытащить. Иначе дальше будет снежный ком проблем. Потому что, когда не получается, начинает падать самооценка, ухудшается мнение о себе. Оно ведь меряется поступками.

Хорошо учусь — я молодец. Помогаю маме — я молодец. Ребенку необходимо хорошо относиться к себе. И если этого нет, если «я учусь плохо, мама на меня сердится», то ему становится очень плохо. Но ребенок не может жить с плохим мнением о себе, у него включается механизм самоспасения.

Как собака целебную траву, он ищет место, где получит одобрение, поддержку, признание. Он ищет где-то авторитетное мнение, а от бандита оно исходит или от батюшки — ему все равно.

И потому в возрасте 11–13 лет может произойти резкое изменение ценностей: дразню учительницу — я молодец; не прихожу домой, лазаю по опасным местам — я молодец; хулиганю, ворую — молодец. У подростка снова высокая самооценка — но теперь она измеряется по другой шкале.

У некоторых родителей есть страх: если их ребенок в чем-то не преуспел, то их самих оценят как «плохого отца», «плохую мать»

Ю. Г.:

Я сейчас пытаюсь представить себе, как получаются такие родители. Это значит, что им самим никогда не давали жить, следуя собственным спонтанным желаниям, их постоянно оценивали.

У них не было своего мнения, они не чувствовали, что имеют право распрямиться во весь рост и сказать свое слово.

Я бы с такой мамой поговорила о том, что она сама думает о своем ребенке, о том, как она его любит и чем ему помогает. И посоветовала бы никого не слушать!

Даже если это учитель?

Ю. Г.:

Есть разные варианты общения, и надо искать подходящий. Одна из участниц моих семинаров рассказывала, что ее вызвала учительница и принялась ругать ее сына: он такой-сякой, он и пятое, и десятое. Но эта мама просто сказала: «Знаете, Нина Петровна, я очень люблю своего мальчика!» И Нина Петровна умолкла.

Это один вариант ответа. Есть и другой, противоположный. «Спасибо, что вы мне это все сказали, я вижу ваше горячее желание помочь моему ребенку выбраться из этой неприятной ситуации. Я буду делать то, что вы мне сказали». Потом прийти и сказать: «Вы наверняка заметили улучшение, и я тоже.

Я уверена, это благодаря вашим усилиям». Учителя тоже люди. Их иногда важно успокоить и поддержать. Дать понять, что цените их работу, уважаете ее. Но оценка вашего ребенка остается в конечном итоге всегда за вами. Что бы вам ни говорили, вы все равно его любите. Школа — это на время.

А ваши отношения с ребенком — навсегда.

Источник

Источник: https://montessoriblog.livejournal.com/174452.html

Психодоктор
Добавить комментарий